Возможность зверя

Эти казенные стены навивают воспоминания. Они один в один, как стены того коридора. Я шел в полумраке коридора, словно зверь скользил во тьме, превратившись в тень, я слышал, как за дверьми комнат играла музыка, раздавались женские голоса и работали телевизоры, было слышно, что по телевизору шел какой-то известный популярный фильм, знакомый наизусть.

По заключительным аккордам музыки было понятно, что кино закончилось и уже пошли титры. Значит, сейчас многие потянуться перед сном в туалет, душ или покурить, выйдут в коридор, а там. Неожиданно я почувствовал, что от осознания быть застуканным я сильно возбудился, член стал набухать и подниматься. Быть обнаруженном в таком виде — еще больше меня возбуждало.

Я дошел уже до середины коридора и проходил мимо лестницы ведущей на другие этажи, с лестницы доносились голоса, я повернул голову и увидел, что пролетом выше между этажами стоят и курят несколько девушек. Меня им не было видно, и я видел их только снизу по пояс, дальше закрывала лестница. Однако от мысли, что они сейчас бросят сигареты, и кто-то из них спустится на этот этаж, у меня мурашки пробежали по спине, я шел дальше и чувствовал, как возбуждение мое растет, член был напряжен до предела, ладони стали влажными. Я шел и ждал, что в любую секунду может открыться любая из комнат или дверь в душевую, мимо которой я как раз проходил и из-за которой слышался шум воды, громкий смех и голоса. Наконец я дошел до конца коридора и повернул в лестничный проход пожарного выхода.

Еще этаж и я у цели. Вот я последние ступени, открыть дверь, а там всего пять метров до желанной цели. Но женский голос заставил меня я остановиться. По голосу было слышно, что девушка вышла в коридор и разговаривает по телефону.

— Привет! Как ты? Когда приедешь? Я соскучилась! Тут столько всего случилось… Подожди-подожди, болтушка. Раз завтра приедешь, и все расскажешь, а сейчас мне надо бежать. Я звоню, только чтобы узнать, когда ты приедешь.

В моих планах не было засветится в этом социальном жилье для малоимущих. Свидетели мне были не нужны. Дождавшись, когда девушка вернется в свою комнату, я прошел до вожделенной комнаты 315.

Ключ в замке тихо хрустнул, и дверь открылась. Было еще довольно рано, и я не хотел будить свою добычу, по крайней мере, звуком хлопающей двери. Закрыл дверь. Я чувствовал себя немножко шпионом, я на цыпочках вошел в комнату.

Все, как она и сказала. В комнате на двухъярусной кровати лежали две девушки, ее дочери. В комнате пахло апельсиновым соком, значит, она их уже напоила. Это хорошо, так они будут меньше сопротивляться. В предвкушении столь легкой добычи мой член разрывало на части. Все же эти сорок тысяч долларов того стояли. До чего доводят долги, отчаяние и любовь к умирающей младшей дочери. Эта глупая шлюха так и не поняла, что за эти деньги она, и ее дочери будут прыгать на моем члене еще очень долго. Не зря я записал на диктофон разговор, где она обещает мне своих дочерей. Если они попытаются отправить меня в тюрьму, то их продажная мамаша отправится вместе со мной. Нет. Я просто обожаю платную медицину. На что только не идут эти жалкие неудачники ради своих излечения своих детей.

Я разделся, все так же стараясь не шуметь, и сел на краешек кровати у старшей в ногах. Руки у меня были холодные с улицы, и я решил чуток подождать, пока они отогреются. К тому же несколько минут предвкушения никогда не помешают, а вовсе даже наоборот, создадут нужный настрой. Просидев в такой эротической медитации минут, пять, я полез под одеяло. Руки еще не отогрелись, но терпению моему пришел предел.

Аккуратно приподняв одеяло, я начал пробираться к своей цели. Создатель благослови Америку. Лора, так вроде зовут старшую, лежала, подогнув одну ногу. Дыхание ее не изменилось — значит, она еще не проснулась. Хоть мне и жгло одно место от нетерпения, я старался не спешить — мне хотелось можно дольше насладится моментом, разбудить ее легкими ласками, так, чтобы она уже сквозь сон начала возбуждаться.

Лора была очень красивой, ей было 21. Такая блондинка, с красивыми стройными ножками. Грудь тоже была хороша, упругая, среднего размера, как два прекрасных яблока. Ну, а её попка — просто совершенство, я вообще никогда не видел такую хорошую попку! Не зря, она ходила в спортзал, как говорила ее мать. На верхнем ярусе спала младшая дочь Гвен. Для своих 18 ее тело было не очень развито. Видимо болезнь давала о себе знать. Не большого роста, симпатичные ножки, попка, ну и груди для такой малышки просто великолепные.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *