Увлечения моей жены. Часть 2

Всю следующую неделю я следил за перепиской Ольги в мессенджере. И неделька эта выдалась умопомрачительной, так как читать эту переписку без периодической «саморазрядки» было невозможно, ведь в ней были и откровенные признания в симпатии, и сердечки, и даже несколько фото. Фото эти, кстати, я сам же и сделал на одной из наших эротических фотосессий. Нет, конечно же, она не слала ему самые откровенные снимки с обнаженкой и непристойными позами, а у нас были и такие. Но вот фотографии с задиранием юбки, с показом чулок и краешка трусиков в переписке присутствовали.

В каждом новом сообщении Саша красивыми словечками пытался выудить из жены всё более интимные фото с обнаженной грудью, попкой и так далее, но она не сдавалась. Он рассыпался в комплиментах, а Ольга таяла и слала неоднозначные смайлики в виде ангелочков, сердечек и прочей любовной мишуры, периодически сдабривая интерес ее коллеги снимками с нашей фотосессии.

Что же в этот момент ощущал я? А я, как всегда, был на распутье. Ясно было одно — мы ввязались в опасную игру, и цена этой игры была достаточно высока. Если мы проиграем, то благополучная судьба нашего ребенка останется под вопросом. Всё это, конечно же, я понимал, но дать заднюю уже не мог, так как изначально сам создал эту игру, придумал правила и втянул в нее жену.

Мне было обидно. Обидно не потому, что Оля проявляла явную симпатию к своему новому кавалеру, а потому что перестала рассказывать мне об этом. Мало того, из переписки было понятно, что длится она уже давно, и все сообщения моя жена тщательно удаляла. Вот как раз это стало для меня тревожным звоночком.

Не знаю правильно ли я сделал в тот вечер или нет, но судя по тому, что дальше ситуация наладилась, видимо правильно. В один прекрасный момент чаша моего терпения дала огромную пробоину, и я устроил Ольге небольшой скандал, вывалив все карты на стол. Раcсказы на сeфан тoчка ру. Этот небольшой скандал в итоге вылился в огромный с ворохом взаимных обвинений и претензий.

— Ну как дела на работе? Как как твой мужчина? — с обычной невинной шутки начал я во время ужина.

— Да ничего нового. Приходит каждый день, сидим болтаем, — ответила Оля с непринужденным видом.

— Полгода уже болтаете? Неужели ему ничего от тебя большего не нужно? Он что не мужик? Как-то мне в это слабо верится, — этими словами я пытался разговорить жену, в надежде на то, что она сама раскроется, признается, как бы оставляя ей на это шанс.

— А я откуда знаю? Видимо ему этого хватает, — спокойно говорила жена, не давая мне ни малейшей надежды, что в ней проснется совесть.

Все предыдущие годы я был уверен, что между нами не было ни одного секрета, ни одной косточки в шкафу, а тут наметился целый скелет. Её вранье пугало меня. Пугало даже не только тем, что оно хладнокровно проливалось здесь и сейчас, а тем, что как оказалось, я ничего не знаю об этой женщине, матери моего сына. Сколько раз она обманывала меня раньше? Этот вопрос звенел в моем мозгу колоколом, и именно он заполнил мои глаза красной бычьей пеленой и заставил меня вылить всю информацию, известную мне на Ольгу.

— Не знаешь, говоришь? А может, знаешь? Может, я чего-то не знаю?

— Ты о чем? — недоумевая спросила она.

И тут я выложил всю информацию, которой владел к ее ногам. Ольге, как и всем женщинам от рождения была известна тактика «лучшая защита — это нападение». И она обвинила меня в том, что я за ней шпионю, что не уважаю ее и ещё в миллионе смертных грехов. Началась большая заварушка, которая закончилась всеобщим несколькодневным молчанием.

Спустя несколько дней я пошел на мировую. Так бывало в наших отношениях всегда. После каждой ссоры мне приходилось первым предлагать мир. Ну не могу я ходить месяцами, не разговаривая. Кто-то может посчитать это за слабость, кто-то за силу. Я склонен отнести это к жизненному опыту, из которого можно сделать вывод, что лучше уступить, чем мучиться обуреваемому гордыней.

Усадив Ольгу за стол, я попытался объяснить ей свою точку зрения на эту проблему.

— Оль, ну скажи честно, пожалуйста, ты влюбилась в него?

— Да нет, конечно, просто понимаешь, мне интересно, чем это все закончится. Он первый, кто решился за мной приударить после декрета, делал это настырно, тем самым подкупив меня. Не нужно думать всякую ерунду, не собираюсь уходить из семьи, потому что безумно люблю и тебя, и Максимку нашего, — эти слова были для меня бальзамом на душу.

— Я боялась тебе все рассказывать, потому что думала, что такое ты уж точно не поймешь, ведь всему есть придел, — продолжала жена.

— Блин, Оль, да если бы ты мне все это рассказывала, не было бы вообще проблемы никакой, ты же знаешь, что я извращенец ещё тот, — улыбнулся я. Давай договоримся, что не будем скрывать ничего, тем более, что мне такие вещи нравятся, я ведь сам тебя подталкивал к этим отношениям. Самое главное для меня, чтобы душой ты всегда оставалась моей, чтобы семья наша всегда была нерушимой крепостью. А как мы проводим свой досуг и чем занимаемся внутри семьи никого не должно волновать, ведь нам это нравится, а на осуждения общества наплевать. Пусть они спят со своими никому не нужными толстухами, втихаря заглядываясь на стройных жен соседей, и ежедневно гоняют на порнушку. А мы другие, пусть мы будем извращенцами, главное, чтобы нам нравилось. Так или нет?

— Да, конечно так. Мне в принципе всегда было плевать на мнение окружающих, просто я боялась, что ты меня не поймешь.

— Успокойся, я тебя всегда пойму, ведь ты мне не только жена. Ты мне и любовница, и подруга, — закончил я.

Больше крупных ссор по этому поводу в нашей семье не происходило. Но история с коллегой, конечно же, не закончилась. Я старался реже спрашивать Ольгу о происходящем на работе и создавал вид, что мне не очень интересен данный вопрос. С редкой периодичностью во время прелюдий или секса были разговоры, но ничего интересно-возбуждающего из них я для себя не выносил. Спустя несколько месяцев я уже начал думать, что этот Александр Николаев или импотент, или герой-гладиатор, от слова гладить. Однако одна запоминающаяся пятница изменила мое мнение о нем.

В одну из пятниц после обеда Оля написала мне, что не отказалась бы от какого-нибудь домашнего романтика с вином и суши. Да и в целом по переписке я понял, что она в достаточно игривом настроении. Конечно же, романтик к вечеру был организован. И на нем я услышал небольшой рассказ, из которого сделал вывод, что Саша всё-таки мужик, и в штанах у него кое-что есть.

— Сегодня была одна в офисе, Катя заболела, а Ленка за свой счет. Ну, и пришел он. Вначале как всегда — болтали ни чем. А потом он начал намекать, что, мол, может, стоит кое-чем заняться. Я похихикала, сказала в шутку, что я не такая. И тут он схватил меня… Как пушинку схватил, посадил на стол и начал целовать. Я от такой наглости оторопела, даже не знала, что делать. Но понимаешь, что главное, мне не хотелось его оттолкнуть, уж слишком долго длится эта история, и должен случиться какой-то логический конец.

— И..? — В крайней степени возбуждения спросил я.

— Ну, начал меня страстно целовать, задрал платье до самой груди, расстегнул лифчик. Я не могла уже сопротивляться. Конечно, я пыталась его оттолкнуть, несильно, может, он даже этого и не почувствовал. В тот момент меня как будто пополам распилили. Одна моя часть понимала, что нельзя это делать, тем более на работе, что может кто-то зайти, а вторая просто хотела… Невзирая ни на что, просто хотела секса. Он тем временем добрался до трусиков и пальцами проник в меня. Я не знаю, сколько это продолжалось, 5 минут или 20, но ты просто представить себе не можешь, каких усилий мне стоило отказать ему… Короче, я его оттолкнула. Признаюсь честно, оттолкнула не из-за того, не хотела, а из-за того, что побоялась заниматься этим на работе. И если это произойдет где-то вне рабочего места, я за себя не ручаюсь, — Ольга закончила свой рассказ и прильнула ко мне, как ласковая кошка, заглядывая в глаза в ожидании увидеть мою реакцию.

А какой должна была быть моя реакция, однозначно я не мог запретить ей этого. Но признаться честно, осознание того, что кто-то будет совать свой член в мою жену бесцеремонно, как я сразу себе это представил, что будет пользовать ее как шлюху, меня немного пугало. Но пугало не на столько, насколько возбуждало. Поэтому для себя я принял решение не ставить Оле палки в колеса, если такой шанс у нее выпадет, однако и не толкать ее лечь под него.

Вышеописанное событие произошло в сентябре, Саша с того момента стал намного смелее себя вести. Его визиты в те времена, когда им с моей женой удавалось уединиться, не заканчивались просто поцелуями. Ольгино тело он изучил настолько, что мог бы составить по нему карту. Однако, возможность остаться вдвоем на работе выпадала им крайне редко, а более серьезные шаги он не предпринимал.

— Странный какой-то мужик, — как-то начал разговор я. Я бы на его месте тебя уже давно трахнул. Он что тебе вообще не предлагает секс?

— Предлагает, но только на работе, а на работе я не хочу.

— А ты готова с ним переспать? — для этого разговора, который давно уже хотелось провести, я специально выбрал субботу. Он проходил за бутылочкой вина в романтической обстановке на кухне. Как я уже писал ранее такие разговоры хорошо подходили в качестве прелюдии к нашему сексу, так как возбуждали не только меня, но и Ольгу.

— Я не знаю, мне порой хочется сильно-сильно, а порой нет.

В последнее время я начал понимать, что, несмотря на все наши договоры, о том, что будем честны друг с другом, уговоры рассказывать все как есть, не до конца соблюдались нами обоими. Я втайне переписывался со своей первой любовью Юлей, девушкой из моей пылкой юности, удалял сообщения, потому что знал, что, не смотря ни на какие договоры Ольга не сможет отреагировать адекватно на мои виртуальные шашни. Уж очень она ревновала она к этой даме. А может и не ревновала, а просто боялась, что я могу променять её на Юлю и уйти из семьи.

Вот и фраза Ольги о том, что она не знает, хочется ли ей секса на стороне была тоже своеобразной ложью во благо. Ну не может супруга сказать своей официальной половинке, что хочет ощутить в себе плоть другого мужчины. И я это с недавних пор начал это осознавать, поэтому не обижался на невинное вранье, а принимал его как должное. Тем более Ольга насколько возможно и так была со мной откровенна. Этот факт мне стоило ценить, и я ценил.

— Давай так, вот если бы ты всё-таки надумала с ним переспать, как ты это себе представляешь? — продолжил я. И из следующего ответа, я понял, что она-то как раз уже всё продумала и тормозил только этот Александр.

— Ну, мы заканчиваем раньше работу, он снимает квартиру на пару часиков. Как-то так.

— А ты намекала ему на такое развитие событий?

— Прямо не говорила, но намекала, что если чего-то хочет, то нужно пошевелиться.

Я для себя сделал вывод, что коллега ее обычный жмот и ему просто жалко денег на то чтобы снять квартиру. Но, естественно, не сказал об этом жене. Ещё подумал, что не повезло жене, первый за долгое время воздыхатель и тот оказался скрягой. Как оказалось потом, если бы я не приложил небольшие усилия к развитию и окончанию этого романа, то этот товарищ, так и не решился бы исполнить свою финальную роль.

Читатель может задаться вопросом, почему я, обещая себе, что не буду вмешиваться в эти отношения и способствовать им, всё равно так или иначе вмешивался и даже провоцировал измену. И у меня есть ответ на этот вопрос. Во-первых, что тут скрывать, — для себя. Меня возбуждают мысли об измене моей жены. Может это болезнь, может, нет, но так происходит, и никуда от этих мыслей я уйти не могу. Я часто представляю ее в об объятиях другого и в идеале, мне хочется за этим наблюдать. В науке это называется вуайеризм, вроде как.

Но есть и ещё один мотив, он более благородный нежели первый. Во время и после декретного отпуска моя жена страдала от недостатка внимания. Каким бы не был заботливым и любящим муж, любой женщине нужно внимание других самцов. Флирт, ухаживания, томные взгляды. Как без всего этого прожить женщине? Кому нужны эти платья, сумочки, туфли на высоких каблуках, кружевное белье, если в этом всём нельзя предстать перед обвороженным кавалером. И кто бы что не говорил, я никогда не поверю, что женщины всю эту армию вещей используют для мужа, для единственного своего возлюбленного. Конечно, нет. Все эти атрибуты подчеркивают прелести женщины. Этими атрибутами она заявляет: «Посмотрите на мою попу в этом платье, она шикарна. А как эти туфельки подчеркивают мои стройные ножки. Вы просто не можете не хотеть меня, так возьмите, если сможете». Да, я делал всё это и для жены в том числе.

Дальше всё продолжалось по накатанной и даже мне уже надоело слушать эти однообразные рассказы про любовника-гладиатора. Однажды я даже спросил у жены:

— У него хоть стоит на тебя?

— Стоит, ещё как стоит.

Тогда я просто не понимаю, как можно настолько «растягивать удовольствие».

Завершающей точкой в этом вялотекущем романе мог стать следующий новогодний корпоратив. Прошёл ровно год с момента их первого поцелуя и по настроению жены я видел, что ей уже тоже поднадоела эта неопределенность, и она рассчитывала, что свободная атмосфера и алкоголь сделают свое дело за них двоих, однако случился форс-мажор и этот тип не пришел. Потом объяснил Ольге, что его не пустила жена. «Да уж. Настоящий мужик», — подумал тогда я.

И всё это бы так и закончилось не начавшись, если бы ранней весной спустя полтора года он все-таки не решился. В эти дни я почувствовал в Ольге некий эмоциональный подъем. А возник он на фоне сбора в сауну, которую они с подругами решили посетить на выходных.

— А кто идет? — Спросил я в понедельник за ужином.

— Мы с девчонками. Я, Лена и Катя.

— А Николаев? — с ехидной улыбочкой поддел я.

— Ну, он с Мишей тоже напрашивается.

— Напрашивается? А вы что не хотите брать?

— Девчонки не хотят, стесняются, говорят, мол, толстые.

— Да какие они толстые, они совсем немного полнее тебя.

— Не знаю, не хотят почему-то.

— А ты хочешь?

— Ну, я не особо против.

После этого интересного разговора с женой я снова установил ее вайбер на компьютер для слежки.

Во вторник у нас случилась забавная перекрёстная переписка. Точнее она не случилась, а я сам ее устроил. Увидев, что жена начала общаться с Сашей в вайбере я начал параллельно писать ей в Контакте. Ниже попробую передать эту ситуацию, так как она заслуживает особого внимания.

Переписка Ольга — Саша:

Она: В общем, баня обламывается, девочки не хотят.

Он: Капец, так я уже забронировал.

Она: Ну, не знаю даже что делать, отменяй бронь, на всех разделим и заплатим.

Параллельная переписка Я — Ольга:

Я: Ну что, идете?

Она: Не знаю, девочки ещё думают.

Переписка Ольга — Саша:

Он: Так пошли вдвоем.

Она: Ну, не знаю. Это как-то уж совсем… Вдвоём в сауне. Я как бы не против, но…

Параллельная переписка Я — Ольга:

Я: Так что вам девочки? Идите вдвоём.

Она: Ты шутишь что ли. Нет.

Я: Чего?

Она: Я так не могу.

Переписка Ольга — Саша:

Он: Да пошли, будет круто, обещаю, наберем покушать, вина. Если боишься вдвоём, давай Мишку возьмем.

Она: Нет уж, лучше без Мишки. Ладно, скорее всего пойду. Надо обсудить, кто что брать будет.

Параллельная переписка Я — Ольга:

Я: Зря, реальный шанс, в принципе то, что должно было свершить уже год назад.

Она: Я не знаю, скорее всего, нет. Не могу я так. Может ещё девочки пойдут. Они не отказались окончательно. Думают.

Вот так на два фронта работают наши женщины. Но на этот раз на это вранье я не отреагировал злостью, так как начал понимать жену, а может, в целом и всех женщин намного больше, чем это было ранее. Естественно, за следующие дни жена потихоньку согласилась на этот поход в разговорах со мной, возможно, даже в качестве одолжения мне, как она думала. А в разговорах с Николаевым, они уже обсудили всё их субботнее меню.

Итак, мы возвращаемся к финальному эпизоду нашего рассказа. К тому с чего собственно начали.

Все последние дни в свободное время я практически не вылезал из переписки Ольги и её коллеги. Это было очень возбуждающее зрелище, хоть переписка и была достаточно сухой, потому как каждый из них пытался сдержать эмоции и не показать, что он ждет от этого похода. Однако мы втроем знали, чем заканчиваются такие походы в сауну. И в голове каждого из участников этого действия возникали свои фантазии на этот счет и вряд ли они совпадали.

Единственное, чего я реально боялся, так это того, чтобы этот тип не оказался каким-нибудь извращенцем, чтобы ничего не сделал в сауне с Ольгой плохого. А ещё я не хотел, чтобы он был с ней жестким, чтобы пользовал ее как шлюху, вряд ли бы Ольге понравилось такое развитие событий, а это в свою очередь потом отразилось бы и на наших отношениях.

В пятницу моя жена тщательно собиралась.

— А в чём ты будешь, — спросил я.

— Я не знаю, я никогда не ходила на такие мероприятия. В простыне, наверное.

— А под простынею?

— Трусики и лифчик.

— Трусики само собой, а лифчик, думаю, будет лишним. Кто в сауне в лифчике ходит?

— Ну, не знаю.

— А какие трусики ты оденешь? — начал я интересующую меня тему.

— Не знаю, а какие надо.

— Неси, я выберу.

Из нескольких десятков трусиков я выбрал самые прозрачные черные стринги, в которых практически полностью просвечивалась попа, а спереди был виден наголо выбритый лобок. Признаться честно, выбирать трусики для похода жены к любовнику очень сексуально.

В субботу мы практически не разговаривали на тему предстоящего вечера, не было никакого смысла обсуждать то, что может быть. Единственное, что я спросил, что меня действительно интересовало:

— Если дойдет до секса, собираешься ли ты делать ему минет? — Почему меня это интересовало? Да потому я был единственным, кому Ольга делала его. Для меня этот процесс был неким таинством, и мне очень бы не хотелось, чтобы рот моей жены, в который я целовал ее, заполнил член чужого мужика. И сейчас мне было интересно, что ответит Ольга, ведь она прекрасно знала, что минет — это ее коронка, что она делала его так, что я не мог сдержать стон. И скорее всего после полутора лет волокиты она захочет показать все, на что способна в постели. Показать все, что Саша упускал за эти месяцы.

— Ну, не знаю. Как пойдет, — ответила она.

Всё понятно. «Как пойдёт» — это означает что, скорее всего да. Этот факт меня не особо обрадовал, но я промолчал на эту тему, но в свою очередь сказал:

— Сегодня, возможно, единственный твой день, оторвись на всю катушку.

Она уехал в 18:00, должна была вернуться в начале первого. Мы договорились, что я уложу Макса и буду томиться в ожидании интереснейшего рассказа с бутылочкой вина на кухне. Передать, что я ощущал эти шесть часов невозможно. Они превратились для меня в вечность. Я поминутно представлял происходящее. Вот они уже встретились… Раздел… Целуются… Он сзади… Он сверху… Она сверху.

Я сидел у окна с выключенным светом и ждал такси. К тому моменту уже приговорив бутылку вина. К встрече жены я подготовился — включил вебкамеру на компьютере. Он, к слову, стоял на кухне. Удобно, когда у вас однокомнатная квартира и маленький ребенок. Эпический рассказ, которого я ожидал, не должен был пропасть.

Оля вернулась ближе к часу, разгоряченная, взбудораженная. Однако она всячески пыталась скрыть сей факт и старалась выглядеть спокойно. Однако раскрасневшееся лицо толи от стыда, толи от последствий сауны выдавало ее настрой. Мы сели за стол.

— В общем, приехали. Там конечно классно: музычка расслабляющая играет, запах приятный, приглушённый свет, романтика одним словом. Он сразу предложил в парилку, но я отказалась. Потом посидели за столом выпили, поболтали, дальше в бассейн.

— В чем он был в бассейне?

— Голый.

— А ты? — Обалдел от такой его наглости я.

— Ну, я вначале была в простыне, а потом он меня потянул к себе в бассейн, простыню скинула и тоже голая.

— Так, а трусики?

— Я перед бассейном сходила в душ там трусики сняла.

— В бассейне глубоковато было, поэтому я на нем все время провисела. Целовались.

— У него стоял всё время? Бритый?

— Стоял. Ну да, выбритый.

— Потом пошли опять в комнату, и там часа два пили и просто болтали. А дальше пошло так, что ты никогда не догадаешься. В общем, секса как такого у нас так и не произошло. И я не понимаю почему. Я уже пока ехала домой, что только не передумала. Наверное, проблема во мне какая-то.

— Да ну нафиг! — Оторопел я. Как не произошло? Вдвоём в сауне и он тебя… голую… не трахнул? — не сдержал я эмоций.

— Слушай дальше. Около двух часов мы болтали. Ну а потом я сама начала к нему приставать, села на него мы начали целоваться. (Всё, что дальше расскажет моя жена, я поставил под сомнение. Сотни раз прокручивая после этого данную ситуацию в течение нескольких недель у меня в голове кое-что не сходилось. Но впоследствии правда все-таки выяснилась, и всё встало на свои места). Я целовала его в губы, шею, потом спустилась ниже, к животу… И тут он меня резко отстранил и лишь потом через минуту я заметила, что он кончил. Он помылся и дальше мы так и проболтали до того, пока не кончилось время.

— И он больше не приставал?

— Нет

— А ты?

— Ну, я намекала ему. Но никак.

Что-то в этой истории было не так. На следующий день и после, я ещё много спрашивал об этой ситуации у Ольги. И каждый раз она рассказывала по-разному, постоянно путаясь в рассказах. То он кончил сам по себе, то он кончил, потому что она сжимала его член в руках. Дальше из ее рассказов оказалось, что она целовала не только живот, но дотрагивалась губами и до самого члена. Тайна покрытая мраком.

Читатель спросит, почему я так зациклился на этом. Объясню, во-первых мне хотелось восстановить логическую цепочку и узнать, как на самом деле там было. Во-вторых, я начал уже догадываться, что там произошло, и мне не хотелось в это верить. Там могло случиться лишь одно. Она сделала ему минет, как только она это умеет делать, и он, не задумываясь о последствиях, просто кончил ей в рот. И если такая ситуация была на самом деле, как мне быть, когда мы в очередной раз столкнемся с ним в городе, с человеком, который без зазрения совести оросил спермой рот моей жены. Тот рот, в который мне, мужу никогда не позволено было это делать, и я даже и мысли не допускал попросить об этом. А что ему? Ему не нужно растить с ней ребенка, не нужно вести семейный быт, жить в мире и согласии, он не боится ненужной ссоры. Он просто кончил в рот моей жене.

— Оля, я не понимаю, как так произошло. Ты можешь мне все-таки рассказать, как там было с этой ситуацией с преждевременным оргазмом, и что ты для этого сделала? — спустя несколько недель все-таки решился спросить я.

— Да я не знаю, как тебе рассказать, там, наверное, надо показывать.

— Тогда покажи.

Вечером мы легли в постель.

— Было примерно так, — сказала Ольга.

Она начала меня целовать, потом спустилась ниже, дальше поцелуи вокруг члена, внезапно член оказался в ее рту и она жестко, как миксером, начала мешать его во рту языком… Спустя пару минут я уже хлопал ей по плечу с предупреждением о том, что сейчас кончу, но она никак не реагировала на меня. Я разрядил всю обойму в нее и подумал: «Ведь в ту ночь, после того как она пришла, мы целовались, и она даже не удосужилась почистить перед этим зубы».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *