Тетин полуденный сон

Этот рассказ состоит из двух частей. первая от лица пацана четырнадцати с небольшим лет, вторая от лица его тридцатилетней тети.

Рассказ подростка.

Во дворе бабушкиного дома росла старая черемуха. Большая, раскидистая. под ней мы сколотили из досок топчан, накидали на него тряпок и проводили свободное время на этом топчане. Ветки черемухи, свисающие почти до самой земли, давали нам приют, прикрывали от лишних глаз. Не заветное местечко, а просто мечта ребятни.

Лечу с речки на всех парах, спешу упасть на свой топчан и полежать. Накупался до гусиной кожи. А на нашем топчане лежит и спит тетя. заняла местечко и в ус не дует. Завалилась в наглую. Резко затормозил, потрясенный открывшимся зрелищем. Платье тети задралось и обнажило ее задницу. Голую задницу. Тетя была без трусов. Офигеть! Платье сползло почти до пояса, открывая вид, от которого у пацана сразу восстало его естество. Лежа на боку, подтянула под себя одну ногу и ее пизда была хорошо видна, выступая бугорком промеж ляжек.

Большие губы в рыжей растительности, доходящие почти до коричневой дырочки попы, приоткрылись, выпустив наружу розовую плоть внутренних малых губ. Подошел поближе и тихонечко окликнул тетю. Никакой реакции. А трусы топорщатся, сдерживая восставший член. Блин, аж голова закружилась. не то, что бы никогда не видел живой пизды. Видел. И даже щупал. И даже ебал. Но то все были девичьи пизденки, голенькие или только начинающие покрываться волосами. А здесь перед глазами пизда взрослой женщины, расположилась среди полных ягодиц и манит к себе, так и просит потрогать ее.

Еще пару раз окликнул тетю. Присел рядом и осторожненько потрогал за бедро, вдруг проснется. Нет, не должна. Пахло от тети перегаром, значит выпила и ее просто разморило, вот и спит она на нашем месте в холодке. Тогда смелее потрогал за попу, прикоснулся пальцем к пизде, тихонечко развел губы в сторону. Розовая плоть была влажной, от нее шел запах мочи и еще чего то, чему не знал определения. Так же осторожно просунул палец в пизду, потрогал внутри. А тетя знай себе сопит, даже не шелохнется.

Быстро сдернул с себя трусы. Такой возможности больше не представится, надо пользоваться, пока не проснулась. Тихо тихо прилег за ее спиной и попытался вставить хуй ей в пизду. Попытка удалась и я замер, боясь пошевелиться. Нет, спит крепко. И тогда потихонечку, осторожненько начал двигаться, начал ебать родную тетю. Как можно отъебать женщину тихо тихо, если тебя разбирает и даже сам того не желая ускоряешь свои движения, стремишься насладиться телом, получить удовольствие.

Вгонял уже со всей дури, каждое мгновение ождая пробуждения и скандала. Но было уже все до фонаря, было только одно жгучее желание кончить. А вот и подошло оно, мгновние, когда в головке почувствовался зуд, когда ее стало распирать. Вот и хуй задергался, выплескивая сперму в тетино лоно. Кончил, сгреб свои трусы, на бегу натянул их и рванул к реке. Не было здесь меня, на речке я был, есть много свидетелей. То ли мне показалось, то ли и вьяве было, но вроде как тетя кончила.

Ладно, не до этого.

Позже, когда тетя проснулась и ходила во дворе, по дому, все вглядывался в ее лицо, стараясь определить, догадалась ли она, что ее выебал племяш или нет, и помнит ли она хоть что то. Никакой реакции с ее стороны не было и я успокоился. И был спокоен лет до двадцати, когда услышал от тети ее видение этих событий.

Рассказ тети.

Выпила с подругами, да не рассчитала норму, тут еще жара. Меня и развезло. Доплелась до дома, переоделась и нашла местечко в теньке под черемухой, где ребятня сколотили помости. Прохладно, хорошо, я и заснула. проснулась, почувствовав, что вроде меня кто то зовет. Хотела уже откликнуться, да что то истома какая то не дала это сразу сделать. А потом поняла, что сплю без трусов, что платье задралось, оголив меня почти до пояса и что меня разглядывает мой собственный племянник.

«Просыпаться» было уже как то не резон, решила и дальше прикидываться спящей, пьяненькой. Да и что случится, если пацан посмотрит. Не убудет. Знаю, что они с сетренками давно уже рассмотрели все друг у дружки, перепробовали и прошарили. Поди уже и ебуться во всю. А он не просто смотрит, решился потрогать. Ну, думаю, посмотрю, что дальше делать будет. А дальше, не успела и охнуть, как он всунул палец в пизду, начал там ковыряться. И надо бы его одернуть, так ведь сама до этого допустила.

Да и как одернуть, чтобы не напугать его, и чтобы самой не оказаться в срамном виде. Пока раздумывала, племянничек вот же хват уже хуечек свой в меня толкает. Пока ковырял пальцем самой захотелось, а уж когда вставил стрючек, хоть просыпайся и подмахивай, так проняло. И инструментина у племяша оказалась приличная, не детская. Поменьше, чем у мужиков, но достаточная, чтобы достать до матки. Подогнула осторожно колени повыше, чтобы поглубже проебал, да и замерла, смирившись.

Рано бы только не кончил, так хочется разгрузиться. А он разохотился, вошел в раж, ебет по серьезному. Когда он начал кончать, не смогла сдержаться и я, кончила. Полежать бы в объятиях мужика, чтобы погладил, приласкал, а он рванул, как ошпаренный, даже трусы надевал на ходу. Ясно, боиться, что «проснусь». Только бы не болтал. Да не будет болтать, забоится. И кто ему поверит? Развалилась на спине, лежу, млею. Кто бы подумал, что когда нибудь меня племянник выебет.

Да еще так, что кончила. Эх, еще бы разок, да по хорошему, не прячась. Надо подмыться, не хватало еще от племяша понести. Вот сраму то будет. И все же, как бы еще разок ему дать? Надо подумать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *