Света

Света училась на третьем курсе, жила в общежитии с двумя девчонками — Юлей и Аней. У нее был постоянный парень — Дима.
Встречались они дней двадцать, но переспать пока не удавалось. Было много причин и отговорок со стороны Светы, но главная причина — это страх. У нее еще не было мужчины, и она, наслушавшись подруг о том, что в первый раз всегда больно, очень боялась этого первого раза. Вместе с этим она понимала, что когда-нибудь это должно случиться, тем более что у них с Димой на этой почве стали портиться отношения.
В тот вечер она решилась сказать ему, что в пятницу она пойдет к нему ночевать.

Вечером они пошли на дискотеку. Долго танцевали, выпивали, веселились, а потом он пошел провожать ее до общаги.
— Ты завтра прейдешь?
— Не знаю, ты же знаешь, что мне трудно последнее время с тобой общаться.
В это время он обнимал ее и она почувствовала, как его мужской орган стал подавать признаки жизни, а потом, когда они начали целоваться, он уже был в полной готовности, но как обычно на большее рассчитывать ему не приходилось.
— Светик, я так больше не могу.
— Дим, можно я в пятницу переночую у тебя?
— Ты серьезно? Еще и спрашивает, да я тебя целую вечность упрашивал, конечно, можно.

И вот наступила пятница. Света ждала вечера с нетерпением.
Он пришел как обычно в восемь вечера, они долго гуляли, разговаривали на разные темы, стараясь не затрагивать продолжение сегодняшнего вечера. И вот они пришли к нему.

Он был нежен и заботлив с ней. Погасив свет и раздевшись, они легли на кровать. Дима не торопился, давая ей время привыкнуть к себе. Казалось они пролежали целую вечность молча, обняв друг друга. Затем легко, боясь спугнуть мгновенье, Дима начал целовать Свету. Затем с все сильнее нарастающей страстью, прикусывая и засасывая ее губы, рукой он ласкал ее груди, нежно проводя по ним пальцами. Оторвавшись от ее губ, он начал свой маршрут вниз. Язык пробежал по ее шеи, из-за чего она начала тяжело дышать и испытывать томление в низу живота. Спустившись, ниже он занялся ее грудью, Света уже начала извиваться под ним, она хотела принять его всего без остатка, но он не торопился. Он долго целовал ее, ни пропуская, ни одной клеточки ее кожи, ни одного изгиба ее стройного тела. И вот его язык достиг столь долгож

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *