Света

Смачный шлепок ракеткой от пинг-понга опустился на покорно отставленный зад девушки, вызван стон, больше выражающий удовольствие, чем боль. По застекленной веранде, находившейся на втором этаже большого загородного особняка, медленно ходила стройная невысокая девушка лет семнадцати или восемнадцати, постукивая в задумчивости ракеткой по своей ладони.

Перед ней стояла обнаженная высокая девушка, на вид лет двадцати, уперев в стену руки и изящно прогнув спину, так чтобы торчавшая вверх попа была на уровне головы. Единственной одеждой ей служили белые босоножки на очень высокой шпильке. Большие упругие груди при такой позе свисали, будто два налитых плода размером с небольшую дыню. Длинные светлые волосы касались пола, хотя рост у девушки был модельный — под 190 сантиметров.

В такой позе Света со страхом, перемешенным с вожделением, ждала очередного удара по своим раскрасневшимся от порки ягодицам, в тайне даже от себя желая, чтобы он получился еще сильнее предыдущего. Ее темные, запретные мечты оправдались. Жесткая поверхность ракетки огненной молнией обожгла правую ягодицу девушки, даря незабываемое унизительное блаженство. Ей показалось, что звук от шлепка можно было услышать на другом конце дачного поселка. Почему-то это возбуждало еще сильнее.

Вся сцена происходила в полном молчании, и, если бы не гулкое учащенное дыхание голой блондинки у стены, да не постукивание острых шпилек о деревянный пол юной девушки при задумчивой ходьбе, можно было бы подумать, что кто-то взял да и убрал весь звук из этой комнаты.

— Что ж, теперь, по-моему, твое истинное лицо и обычное одного цвета, — нагловато-вызывающие нотки так и плясали в томном шелковом голосе молодой девицы. К слову сказать, одета она была не более ни менее, как в костюм горничной. Правда чересчур коротенькая юбочка и глубокое декольте в купе с босоножками на ощутимой платформе с убойно-высокой металлической шпилькой, наводили на мысль, что этот наряд был приобретен явно не для уборки. Нежно-розовые губки на красивом лице то и дело обнажали жемчужной белизны зубки в насмешливой улыбке, когда юная девушка наносила четкие, размеренные удары ракеткой по отставленной попке Светы. Черные шелковистые волосы до плеч при этом физическом действии радостно подпрыгивали.

Света в очередной раз провалилась в океан собственных противоречивых ощущений. С одной стороны выпоротые ягодицы просто жгло каленым железом, а неудобство позы, в которой она стояла довольно-таки уже давно, было причиной ломоты в прогнутой, как седло, спине и затекания длинных ножек, не часто и не подолгу носивших раньше подобной высоты шпильки. Тем не менее, она не смела даже подумать о том, чтобы что-то менять. Полная открытость и доступность своей позы заводило ее чрезвычайно. Шлепки, с завидной регулярностью обрушивающиеся на ее покорно отставленный зад, лишь подбавляли дров в растущее внутри нее пламя страсти. А то унижение, которое она сейчас переживала, позволяя этой наглой малолетке ставить себя в такую позу и пороть как последнюю суку, даже сравнить не с чем.

Но именно ощущение собственного унижения, особенно острого из-за той застенчивой и чувственной стыдливости, которой так щедро одарила ее природа, заставляло ее лоно раз за разом выделять обильные потоки смазки. За томным учащенным дыханием можно было услышать после каждого удара тихое «Да! Ох, да… Пожалуйста, да!» Света чувствовала себя настоящей шлюхой в этот момент, похотливой самкой, безвольной никчемной текущей шалавой, и ей это чувство очень нравилось. Нравилось когда ей приказывают, когда ее наказывают за мельчайшую провинность (и то верно, по мнению своей молодой хозяйки, она недостаточно быстро скинула с себя одежду и бухнулась перед ней на колени, когда та соизволила переступить порог этого дома).

Словно услышав грязные мысли стонущей от похоти рабыни, дьяволица, скрывающаяся под личиной семнадцатилетнего ангелочка, вновь подала голос:

— А напомни-ка мне, шлюха, кем, точнее, чем ты являешься?

После такой унизительной реплики Света аж захлебнулась в волнах накатившей похоти, ее тело забила мелкая дрожь.

— Я… я… вечно текущая блядь, ваша мокрая сучка, похотливая рабыня, — дрожащим голосом блеяла сгорающая от стыда девушка.

— Хм, правда? Кто бы мог подумать? — удивление у мнимого ангелочка получилось почти натуральным. — Продолжай, пизда! — приказ был подкреплен еще одним смачным шлепком.

— Оох! Я ваша вещь, грязная подстилка, распутная шалава, я+Я — мокрая дырка, высшим наслаждением для которой является служение Вам, Госпожа! — похабные слова, которыми награждала себя Света, еще сильнее распаляли ее желание.

— Вот именно, сука. Весь смысл твоей блядской жизни — это служение мне!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *