Прогулки голышом

До конца марта оставалось десять дней. Двадцать первое число, понедельник. Погода стоит мерзопакостная. Утром минус семь, зато днём плюс и на дорогах появляются лужи. Машины мчатся, не обращая внимания на прохожих, и постоянно приходится уворачиваться, чтоб тебя не обрызгали. Не зря говорят, понедельник день тяжёлый. Желания идти на работу не было, как я встала с постели, но пересилив себя, я прошлёпала на кухню голышом и налила ещё горячего кипятка. Родители только что ушли на работу. Чаю не оказалось и мне пришлось выпить кофе. Накинув пальто на голое тело, как я делаю это обычно, я отправилась на работу. Всё было как обычно. Ничего не предвещало каких-то изменений, и я первая открыв читальный зал библиотеки, вошла и переоделась до прихода своей сослуживцы – Иринки, которая недавно вышла с декретного и приходила в самый последний момент.

Мы сидели и занимались своими делами в ожидании первых читателей. Протёрли пыль на столах и расставили стулья. Вдруг вошла наша начальница, Татьяна Ивановна. — Ну что девчонки, кто поедет в санаторий на десять дней по горящей путёвке? Мы переглянулись и уставились на Татьяну Ивановну. — Ну что непонятного, десять дней по бесплатной путёвке отдохнуть никто из вас не желает – повторила она. — Я нет, у меня ребёнок – ответила Иринка. — Ну а ты что молчишь, у тебя тоже семеро по лавкам? – спросила она у меня. — Нет – ответила я. — Ну так что, едешь? – спросила Татьяна Ивановна. — Мне нужно родителей предупредить, а когда ехать-то нужно – уточнила я. — Завтра утром, я оформляю на тебя? – переспросила начальница. — Давай езжай, отдохнёшь – подталкивала меня Иринка. — Я согласна – ответила я. Татьяна Ивановна убежала и через час уже принесла мне оформленную путёвку на моё имя. — Всё, иди домой и собирайся – сказала она. Потом она мне объяснила, как туда добраться и я одевшись, отправилась домой. В голове вертелось куча нерешённых вопросов, и с кем посоветоваться я даже не знала. Я ещё ни разу не отдыхала в санатории и как там вообще всё устроено. Вечером собрала сумку и рассказала всё родителям. Они конечно обрадовались, что я еду отдыхать и рано утром я уже была на вокзале. Я купила билет, и дождавшись автобуса, заняла своё место возле окна и отправилась в непредвиденный отдых – первый в своей жизни. Санаторий находился на западе Челябинской области, практически на границе с Башкирией. Конечно, это был не пятизвёздочный отель, а бывший пионерский лагерь после реконструкции. Кругом был лес и очень красивая природа и необыкновенный ландшафт. Когда автобус остановился, то вместе со мной вышла пожилая женщина. Она тоже оказалось ехала куда и я и уже раньше была здесь не один раз. До санатория можно было доехать на местной маршрутке, но мы не знали, когда она придёт и, и отправились по дороге в сторону санатория. Идти было легко, но мы не торопились, так как путь был не близкий. Санаторий находился в километре от трассы, в глубине леса на взгорье возле небольшой реки. Отдых обходился не так дорого и там часто отдыхали пенсионеры, но иногда и приезжала молодёжь. Так мне описала моя спутница. Я подумала, что начальница всучила мне свою путёвку, чтоб не ехать в этот стардом для пенсионеров. Я уже расстроилась и решила – будь что будет. Вот и первые здания показались, сторожка и широко открытые ворота как приглашали нас войти. Мы сразу направились к административному корпусу. В течении часа мы уже всё оформили и разошлись по своим номерам. Все номера были двухместные и мне достался на первом этаже с молодой женщиной лет тридцати с небольшим. Она уже жила здесь несколько дней. Её звали Елена. Мы познакомились, так как нам некоторое время придётся проживать вместе и даже подружились. Вместе ходили на обед и ужин, а потом гуляли по территории санатория. Лена рассказала мне, что два дня назад съехала команда лыжников. Они отдыхали и тренировались по лесной дороге. Это было интересно и я позавидовала им и сразу вспомнила учёбу в институте, свои тренировки и выступления на областных соревнованиях. Это было весёлое время, полное энергии и коротких встреч и знакомств. Свежий лесной воздух просто пьянил, а зимняя свежесть взбадривала меня. Когда наступил вечер и по распорядку дня мы должны были находиться в своих корпусах, чтоб не мешать отдыхающим и не шуметь, а спать так не хотелось, мы с Леной сидели на кроватях в своей комнате и болтали о своей жизни, о работе и других не маловажных вещах. — Может в постель ляжем, и потом продолжим болтать – предложила Лена. — Давай, я что-то подустала сегодня – согласилась я. И тут меня охватил какой-то страх. Как же я разденусь при Лене. Я же не взяла ничего из нижнего белья и даже сорочку. Приехала в чём мать родила, хотя на мне и были брюки с блузкой и сменных два комплекта лежало ещё и в сумке. Делать было нечего и я скорчив невинную мину, посмотрела на Лену и спросила. — Я тебя не буду смущать, а то я вроде всё нижнее и сорочку дома забыла. — Да спи как хочешь, мне без разницы – ответила она. Я стала не спеша раздеваться и изредка поглядывать на Лену. — Если стесняешься, то я могу отвернуться – спросила она. — Нет, просто боюсь что меня в окно могут увидеть. – ответила я. — Ну выключи свет и всё – посоветовала она. Я выключила свет и сняв блузку, а потом джинсы, осталась в одних носках и совсем голая. Лена окинув меня взглядом, сказала: — А у тебя хорошая фигурка, можно и так ходить, не то что у меня. — У тебя тоже неплохая – ответила я комплиментом на комплимент. Мы ещё перекинулись несколькими в адрес друг друга, и только потом я улеглась под одеяло. Мы ещё долго болтали, и я даже не заметила, как уснула. Рано утром меня разбудила Лена. — Вставай, а то завтрак проспишь – сказала она. Я забыв что спала голышом, откинула одеяло и соскочила и только тут опомнилась, что стою перед Леной в неглеже. Я покраснела и Лена это заметила. — Ладно, брось стесняться, давай побыстрее – сказала она. Я быстро оделась, запрыгнув в джинсы и натянув футболку мы отправились в столовку. Она находилась в нашем корпусе, в другом крыле и нам не нужно было одеваться в верхнюю одежду, как остальным отдыхающим. Дальше были обед и ужин и между ними прогулки по лесу и сплошная болтовня. Что мне, то и Лене, хотелось выговориться, и я её прекрасно понимала, что мы можем высказать друг другу все свои наболевшие проблемы, и от этого станет на душе легче, а потом разъедемся и может больше даже, и не увидимся. Хотя кто его знает, как судьба сведёт. На всякий случай я ей написала на бумажке свой почтовый ящик и в замен получила её. — Может когда черкнёшь пару строк – сказала я. — И ты не забывай – ответила Лена. С наступлением вечера мы снова закрылись в номере и не переставали болтать, а между разговорами расправили постель и стали укладываться спать. Подходил к концу второй день моего непредвиденного отдыха. Было так хорошо и легко. Я снова скинула с себя надоевшие за день джинсы и блузку и выключив свет, подошла к окну. Лена уже лежала в постели. Навалившись на подоконник, я стала смотреть на освещённую уличными фонарями территорию санатория и как медленно падали редкие снежинки. — Я тебя не смущаю – спросила я у Лены. — Ни сколько – ответила она, а потом продолжила. — Я тоже дома иногда, когда дети у бабушки, а муж на работе, то хожу голышом по квартире. Хочется иногда, чтоб кожа отдохнула от резинок, которые так стягивают и раздражают. Потом она замолчала и вдруг спрашивает меня. — А у тебя я вижу даже следов от резинок нет, ты что совсем не носишь плавки? Я поняла, что нужно рассказать всё до конца и призналась, что вообще не ношу нижнее бельё и люблю ходить в минимум одежды. — Как это минимум – удивилась Лена. — А вот – и я подошла к шкафу и открыв его, достала своё пальто и одела на голое тело. — Вот так я и стараюсь всегда ходить – объяснила я. — Но ведь тебя могут увидеть – удивилась она. — Подруги знают и не осуждают. Родители тоже, а при остальных я просто не раздеваюсь – ответила я и дальше рассказала ей все свои тайны. О прогулках без одежды и потом так разошлась, что поделилась своей мечтой – совершить прогулку голышом в гости к своей подруге, которая живёт за сотню км от меня и о желании прогуляться голышом во время снегопада. Лена лежала и слушала, раскрыв рот. Это был для неё просто шок. Она даже боялась об этом подумать, а уж гулять голышом в лесу и одна – это не укладывалось в её голове. Лена призналась, что вообще боится ходить в лес. Мы ещё какое то время болтали и не заметили, как уснули. Только кто первый, а кто второй – кто его знает. С утра снова начался наш обыкновенный день. Лена всё ещё была удивлена тем, что я ей рассказала и улучшив момент, предложила мне прогуляться, чтоб нас случайно никто не услышал. У неё много было вопросов и ей не терпелось их задать. Мы проходили мимо лесной дороги, по которой катались лыжники. Она была очень хорошо утрамбована, и мы даже не проваливались. — Пойдём по ней – предложила я. — Пошли – согласилась Лена. Мы удалялись всё дальше и дальше. Было слышно пение птиц почуявших приближение весны, хотя снегу было в лесу очень много, и он пока не собирался таять. Лена спрашивала, а я отвечала. Она снова спрашивала, и я снова отвечала. Потом она мне рассказала о своей семье. Мы шли всё дальше и дальше, если можно назвать что шли – просто еле передвигали ноги. Солнце скрылось, и стало пасмурно, и стал пролетать снежок. Нам вначале показалось, что это слетает поднятый порывом ветра, с вершин деревьев. Когда вышли на открытое пространство, небольшую полянку, то увидели что мелкие снежинки медленно, совершая круговые движения, падают из глубины серо-голубого неба. — Вот тебе и снег – сказала Лена. — Это не снег, а насмешка над зимой – ответила я. — А тебе какой нужен – спросила Лена. — Что в нескольких метрах не было видно ничего – ответила я. Лена удивилась, но ничего не сказала. Мне показалось, что она что-то хотела спросить у меня, но не могла осмелиться. Мне тоже не хотелось её расспрашивать, и мы так шли, какое-то время молча. Я не выдержала первой. — Ты что-то хочешь спросить – спросила я. — Да нет, хотя – и она снова замолчала. — Ну так спрашивай, чего стесняться. Я вроде о себе уже всё рассказала, да и ты тоже – попросила я. Лена посмотрела на меня и окинув взглядом, даже чуточку покраснев или это был румянец от прогулки, вдруг сказала. — Если тебе хочется, то можешь и сейчас прогуляться под таким снегопадом – и опустила глаза вниз. Я поняла, что её тревожило, и чего она хотела от меня и была просто рада её предложению. Сама бы я спросить разрешения у неё прогуляться голышом по зимнему лесу не смогла. Смелости просто не хватило бы. — А тебя это не смутит – спросила я. — Нет, я уже привыкла, что ты в номере голышом ходишь – ответила Лена. Я задумалась и не знала с чего начать. Обременять Лену мне не хотелось, чтоб она таскалась с моей одеждой, а спрятать было некуда. Кругом стоял редкий и высокий лес, а за кустарником даже мышь не спрячется. — Ты что-то потеряла – спросила Лена. — Нет, думаю, куда свои шмотки положить – ответила я. — Давай я их понесу – предложила Лена. — Ага, ещё ты с ними будешь таскаться – возразила я. — Положи их тут, кто их возьмёт – сказала Лена. — Конечно никому они не нужны, но вдруг кто то пойдёт тоже в лес прогуляться – объяснила я. Лена задумалась, а потом и говорит. — Вон там, смотри. Маленькие сосенки. Подойдут? — Это то что нужно, радостно воскликнула я и утопая в снегу сантиметров на двадцать, двадцать пять, я стала пробираться до них и вскоре скинув всё, я аккуратно уложила под сосновые ветки и вышла на дорогу, где ждала меня Лена. — Тебе не холодно – спросила она. — Нет, даже тепло — в этот день была плюсовая температура и ветра почти совсем не было. Жаль только что снег был такой мелкий и едва сыпал. Лена стояла и смотрела на меня с полуоткрытым ртом. Она была в шоке и не могла найти этому объяснение – как вот так можно ходить и тем более что как такое может нравиться. Мы шли дальше по лесной дороге укатанной лыжниками и всё дальше удалялись от санатория. Сколько времени прошло, я сказать не могу. Часов я не носила, а сотовый оставила в номере. Так мы шли всё дальше и дальше Снег то усиливался, то совсем пропадал и лишь отдельные снежинки зацепившиеся за ветки высоких сосен, сваливались от лёгкого дуновения ветерка и кружась, падали вниз. Впереди показался просвет и мы вышли на опушку леса. Дорога уходила вниз к замёрсшей реке и шла вдоль берега. Место было открытое, хотя кругом не было видно ни одной живой души. — Ну что, пойдём обратно – спросила Лена. — Пошли – ответила я. — А тебе не холодно – вновь поинтересовалась Лена уже наверное в десятый раз. — Нет, мне так нравится – ответила я с улыбкой на лице. Обратную дорогу мы болтали не умолкая и я часто, забыв о своей наготе, забегала вперёд и раскинув руки, кружилась и прыгала от восторга. Мы так заболтались, что даже мимо прошли того места, где была спрятана моя одежда и мне пришлось вернуться. Хорошо, что прошли не так много – всего десятка три метров. Одевшись, мы вернулись в санаторий и как раз к обеду. Потом мы увалились на кровати и отдыхали несколько часов. После прогулки по лесу потянуло в сон. Это было просто чудесно. Я была просто счастлива. После ужина мы не рискнули уходить далеко, а просто прогулялись по территории и вернулись в номер и включили телик. Хотелось что-нибудь посмотреть, но нас ничего не заинтересовало. Мы снова болтали и так уснули. Следующий день тоже прошёл без изменений и ничего нового не случилось. К вечеру стало пасмурно, и подул тёплый южный ветер. Как я уснула, даже не могу вспомнить, но вот проснулась, словно что-то случилось. Лена стояла возле кровати и трясла меня за плечо. — Что стряслось – спросила я испуганным голосом. — Посмотри в окно – ответила Лена. Я соскочила с постели и раздёрнула шторы. За окном не было видно ничего – сплошная белая пелена в свете уличных фонарей. Даже соседний корпус, расположенный от нашего в сорока метрах куда-то исчез. Шёл сильный снегопад и снежинки валились крупными хлопьями, кружась подхваченные потоками воздуха. Лёгкий ветер закручивал их и кидал то в одну сторону, то в другую. Я не могла оторваться – проковыряв пальцами заспанные глаза. Лена стояла рядом и тоже смотрела в окно. — Как ты думаешь, завтра он будет идти – спросила я у Лены. — Не знаю – ответила она. — Как жаль, такой снегопад и опять не вовремя – ответила я сама себе. После одиннадцати ночи корпуса закрывались и вахтёры, которые дежурили у выхода, ложились отдыхать. Выйти было невозможно. Лена увидела мой разочарованный взгляд и спросила. — Прогуляться не желаешь? — Ты смеёшься над тем, что невозможно сделать – ответила я. — Ну почему же. У нас первый этаж – сказала она и повернув ручку евро-окна, открыла створку. Я была поражена и стояла как вкопанная. Такой великий соблазн и моя нерешительность. Долго конечно думать не пришлось. С улицы шёл свежий и зовущий к себе аромат леса и свежее дыхание уходящей зимы. Я не выдержала и прошлёпала босиком к двери, чтоб одеть свои сапоги. — Я же пошутила – сказала Лена. — Ты что серьёзно хочешь прогуляться голой – задала она мне вопрос. — Да – уже уверенно сказала я не так ей, как себе. Я подошла к окну и залезла на подоконник. — Ты потом откроешь, когда я вернусь – попросила я Лену. — А ты надолго? — Не знаю, хочется пройтись – ответила я и уже повернула ручку. — Стой, я с тобой. Только сейчас оденусь – вдруг сказала Лена. Для меня это был шок и в тоже время большая радость. Вдвоём всегда веселее. Лена быстро оделась и взяла моё пальто и шапочку. — А это зачем – спросила я. — А вдруг снег перестанет или ты замёрзнешь – ответила она. — Я! Замёрзну! – рассмеялась я и ответила. — Это моя самая любимая погода. Посмотрев на Лену, я всё же взяла шапочку и натянула на распушенные волосы. — Так пойдёт – спросила я. — Самый раз – уже улыбаясь, ответила Лена. Мы вылезли в окно и слегка прикрыли его, чтоб снег не залетал в комнату и положили в притворе какой то коробок, чтоб окно случайно не захлопнулось. Погода была просто прелесть. Я немного пригнулась и пошла вдоль корпуса, чтоб не сверкать своими голыми частями тела перед окнами. Вдруг тоже кто то не спит и смотрит на снегопад. На углу здания, где было уже безопасно, мы пересекли дорогу и вышли к забору, окружавшему всю территорию санатория. Дыр было полно, а вокруг территории вдоль забора была хорошо натоптана тропинка. Вот по этой тропинке мы отправились друг за дружкой по направлению к дороге. Идти по лесу и заблудиться ночью что то не хотелось. Вот если бы летом, то я с радостью рискнула бы. Обойдя вокруг, мы вышли к въездным воротам. В сторожке было темно и мы беспрепятственно вышли на дорогу и сделав всего несколько шагов, обернулись. Сзади была сплошная снежная пелена и не видно даже сторожки, которая была всего в десятке метров. — Ну что, обратно – спросила Лена. — Давай по дороге прогуляемся – попросила я. Мы удалялись всё дальше и дальше от санатория. Я шла голышом и на радости размахивала руками и вертелась как юла. Это было необъяснимое чувство. Лена шла закутавшись в воротник и с удивлением рассматривала меня и то, как я себя веду. Всё это её удивляло и не просто удивляло, а шокировало. Во время всей прогулки в основном болтала я. Лена только слушала и шла рядом, иногда задавая вопросы и с интересом, ждала от меня ответа. Вдруг впереди мы услышали шум машины и насторожились. Слабый свет фар приближался, и мы на мгновение растерялись. К нашему счастью машина прошла мимо и нас конечно не заметила. Мы стояли в нескольких метрах от трассы, и рядом была остановка, где вылезла из автобуса всего несколько дней назад. Лена посмотрела на меня, и я увидела в её глазах испуг. — Что с тобой – спросила я. — Мы так далеко ушли, а наверное скоро рассвет – ответила она. — А ты помнишь, сколько время было, когда ты меня разбудила? — Нет – ответила лена. — Ну тогда пошли назад – сказала я даже не расстроившись. На обратном пути мы уже старались поторапливаться, и разговаривать было некогда Лена уже запыхалась и ещё у неё были неудобные сапоги, чтоб ходить по такой погоде, когда ничего не видно и она часто оступалась. Я шла впереди, постоянно поторапливая её. Из-за плотного снегопада, мы чуть не натолкнулись на сторожку, там включили свет, и нам пришлось резко отвернуть в сторону, чтоб нас случайно не заметили. Под ногами было сплошное белое полотно и трудно было разобрать, где тропинка, а где её нет и я чуточку промазала и шагнула мимо и сразу свалилась в сугроб. Вся в снегу, я выкарабкалась и тут подоспела Лена. Она протянула мне руку и помогла подняться. Дальше мы шли более осторожно и вскоре заметили знакомую дырку в заборе. Пролезая через неё, я огляделась по сторонам. Нас окружала белая пелена из падающих снежинок. Видимости можно сказать не было никакой. Перебежав через засыпанную снегом дорогу, которую уже трудно было отличить, мы подбежали к углу нашего корпуса и пробравшись вдоль стены, остановились возле окна. Высота была небольшая и мы легко дотянулись и открыли уже приоткрытую створку. Лена подсадила меня и я залезла в комнату и помогла ей. Мы были все в снегу и стали отряхиваться. Ковровые дорожки под ногами моментально покрылись слоем снега, который медленно начинал таять. Я стояла вся раскрасневшаяся, и меня охватил озноб. По телу текли полоски воды от растаявшего снега. Лена стояла возле двери и отряхивала снег с одежды. Потом мы всё подтёрли и легли спать Время было начало шестого и можно было вздремнуть пару часиков. Я залезла под одеяло и свернувшись калачиком, быстро уснула. Разбудил звонок будильника. Мы с трудом встали после ночного приключения. Ноги болели от усталости и от того, что ходить по такой погоде на каблуках было очень неудобно. Я посмотрела на Лену и видела её часто моргающие глаза и заспанный вид. Что то обсуждать не хотелось и вернувшись после завтрака, мы снова увалились спать. Проснулась я уже ближе к одиннадцати. До обеда оставалось ещё часа полтора. Я встала с кровати и одевшись, подошла к окну. Снег ещё шёл, но не так плотно. Лена ещё спала. Услышав мои шабарканья, она открыла глаза и спросила. — Ты что снова собралась вылазить. А который час? — Скоро обед – ответила я. Она села на кровать и посмотрела в мою сторону. — Что всё ещё валит? – спросила она. — Не так сильно — ответила я. — Да, вчера валил так валил. Я такого снегопада уже давно не видела – ответила удивлённым голосом Лена. — Я тоже – коротко ответила я. — Ну что, собираться на обед будем. Нужно сил набраться – уже бодрым голосом сказала Лена и встав с кровати, пошла умываться. Хорошо, в номере был и душ и туалет и телевизор – можно было целыми днями не выходить, если бы не хотелось есть. Мы сходили на обед и вернулись в комнату. Я подошла к окну и продолжала смотреть на падающий снег, навалившись на подоконник и подперев руками подбородок. Было так тихо и хорошо. Жаль только, что был день и я не могла повторить свою прогулку голышом. Воспоминания о ночной прогулке полностью поглотили мои мысли и разум, и я даже не слышала, что мне говорила Лена. Не докричавшись до меня, она встала с кровати и подошла ко мне. — Ты что спишь? — Нет, ответила я. — А чего тогда не отвечаешь? — Просто задумалась. Потом я поблагодарила Лену, что она составила мне компанию и не удержавшись, спросила её. — Лен, а зачем ты вчера со мной ходила? — Ну так – ответила она. — А если честно, зачем тебе это нужно было? – продолжала я настаивать. — Просто я слышала о таких как ты и думала, что это всё болтовня и мне хотелось увидеть своими глазами – ответила Лена. — Ну и что, убедилась, что такие есть – спросила я. — Теперь верю – ответила она и подошла к окну. Мы стояли и смотрели на падающие снежинки, и вдруг Лена говорит мне. — Пойдём, погуляем. — Так просто, что-то не хочется – ответила я. — А как можно гулять по другому – спросила Лена. — Ну как вчера например – ответила я и посмотрев на Лену, рассмеялась. — Да, ночью было необычно, но только идти было неудобно в сапогах – сказала Лена. — А ты что раньше никогда ночью не гуляла – спросила я. — Почему, много раз, но это в городе и улицы освещены – ответила она. — А, ну понятно – отозвалась я протяжным голосом. Мы снова стояли, и смотрели на улицу, и вдруг Лена оттолкнулась от подоконника и быстро выбежала в коридор. Куда это она – подумала я. Её не было минут тридцать. Вдруг открывается дверь и заглядывает Лена. Вначале появляется её голова и нескрываемой улыбкой, а потом и она держа в руках две пары валенок. — Ты где их взяла – спросила я. — А вот – ответила она. — Меряй. Я надела одни валенки и прошлась. Просто здорово сказала я, хотя и чуточку великоваты. Достав сумку, я вытащила вязанные носки и одев их снова примерила. — Вот теперь самый раз. — Ну так где ты их раздобыла. Признавайся. Домой бегала? – пристала я к ней. — Да нет. До дома далеко. Помнишь, я тебе про лыжников говорила. Так вот, когда они уехали, то я видела коменданта, как она несла несколько пар валенок. Может и те оставили, а может и она им давала. Вот я у неё и попросила. А она ничего, дала сразу. — Это просто здорово. Тогда идём – радостная и удивлённая такой заботой обо мне, я подскочила к Лене и чмокнула её в щёчку. — Ты настоящая подруга – добавила я следом. — Ну тогда собираемся – спросила Лена. — Ага – ответила я. От волнения я металась по комнате, не зная что одеть и в чём идти. Конечно, как ночью нам не выйти на улицу, да и днём было опасно. Можно было случайно оказаться кем-нибудь замеченной. Я не стала снимать джинсы, а носки и валенки были уже на мне. В руках я держала футболку и водолазку. Посмотрев на одну, я переводила взгляд на другую, решая что одеть. — Ну ты что их рассматриваешь, как в магазине. Будь-то, покупать собралась. Одевай и пошли – сказала Лена. — А какую? – ответила я. — Да любую – добавила Лена, а сама уже стояла возле двери и застёгивала свою лёгкую искусственную шубку с капюшоном. Я не выбрав ничего, просто сунула их обратно в сумку и надела пальто на голое тело, а сверху свою шапочку, которая лежала на батарее и уже высохла. — Ты что так пойдёшь? – спросила Лена. — А что, плохо? Ночью на мне вроде и того меньше было – ответила я. Мы обе рассмеялись и вышли в коридор. Лена закрыла дверь, и мы вышли на улицу. Снег продолжал валить, хоть и не так сильно. Было тепло и тихо. Отдыхающих, решивших погулять в такую погоду можно было пересчитать на пальцах – совсем мало. Мы прошлись по свежему снегу и вышли за ворота. Пройдя немного по дороге и повернув за поворот, Лена сказала. — Вот от сюда лыжники всегда убегали в лес по лыжне – и показала в сторону рукой. Узкая просека действительно выделялась, и видно было, что снег по ней чуть ниже, чем в лесу. — Ты предлагаешь по ней пройтись – спросила я. — Как хочешь, мне сейчас очень удобно, а тебе как? – ответила Лена. — Да, и мне удобно но мы не знаем, куда она идёт – спросила я. — Я тоже не знаю, если что, вернёмся, след то останется – сказала Лена. — А ты права – согласилась я и свернула с дороги, которую уже успели до обеда прочистить, но снег её снова припорошил. Пройдя метров сто или чуть больше, я посмотрела на Лену и спросила. — Ты не будешь против, если я кое что сниму, а то тяжело идти? — Нет, снимай что хочешь – ответила она и стала следить за моими действиями. Я отошла немного в сторону и возле молодых сосенок сняла пальто, а потом и джинсы и снова одела валенки. Свернув и положив это между сосенками, я припорошила снегом и загребая за собой следы, вышла обратно. — Так пойдёт – спросила я у Лены, глядя в её глаза. — Как ночью – ответила она. — Ага, а ты не желаешь ко мне присоединиться – спросила я у неё. — Нет, я боюсь простыть – ответила Лена. Мы шли по бывшей лыжне, проваливаясь в свежий снег. Его за ночь и за половину дня навалило сантиметров двадцать, а то и больше. Из за крон деревьев в лесу его было чуть меньше и мы довольно легко удалялись всё дальше и дальше. Я была счастлива и уверенная в том, что кроме нас в лесу нет никого, разговаривала вполне громки и даже смеялась не скрывая своих эмоций. Лена тоже была очень возбуждена всем происходящим и поддерживала разговор, что бы только я не спросила. Иногда я оглядывалась назад и видела два следа. Один шёл почти прямо, а другой, мой, постоянно петлял с одной стороны к другой. Мне было легко и даже ни чуточки не холодно. Я сама задавала себе часто вопрос, почему мне во время таких прогулок иногда становится даже жарко, а когда я прихожу домой и оказываюсь в помещении или просто одеваю одежду, то сразу начинаю дрожать и мёрзнуть. Но я не находила этому объяснения и часто сама себе говорила – «Если мёрзнешь в одежде – ходи голышом» а потом над собой смеялась. Просека, по которой шла лыжня, постоянно петляла и извивалась вокруг деревьев. Иногда она спускалась вниз, а потом поднималась вверх. Мы уже довольно долго продолжали свой путь, и при этом Лена ещё ни разу не спросила меня, холодно мне или нет. Возможно она всё видела по моему настроению и самочувствию и решила, что такая юла, как я не может замёрзнуть. Я действительно не просто шла, я крутилась и ловила снежинки, прыгая на ходу. Иногда открывала рот и пыталась проглотить как можно больше, но это с трудом получалось. Лена стала ещё более откровенной и поделилась со мной своими стеснениями и желаниями и я прекрасно понимала её, но сама не стала ей больше ничего предлагать. Мы были знакомы всего несколько дней и я не хотела потом себя винить в том, что она могла бы простыть. Наша прогулка продолжалась и уходила всё дальше по бывшей лыжной трассе. Снег то усиливался, то стихал и поэтому мы не заметили, как вышли на опушку леса. Так как видимость была не очень большая, но нам показалось, что это место уже знакомо и мы решили спуститься и пройтись по берегу замёрсшей и засыпанной снегом, реки. На открытом месте снега выпало гораздо больше и проваливаясь и черпая валенками снег через край, мы продвигались очень медленно. Постоянно отряхая снег, чтоб ногам было не так холодно, мы наконец-то подошли к подъёму и стали карабкаться вверх. Снег был рыхлый, и ноги скользили по старому накату. Я не удержалась и свалилась прямо на бок, а Лена дважды упала на коленки. Выкатавшись в снегу, мне всё же удалось подняться без последующих падений, и Лена помогла отряхнуться. Действительно, мы стояли на верху того спуска, где гуляли два дня назад и ещё сомневались, спуститься нам вниз или нет. Теперь мы знали, что до санатория осталось меньше километра. Мы ускорили шаг, так как я стала чувствовать прохладу после купания в снегу и немного замёрзла. — А как же мы до моей одежды доберёмся – спросила я у Лены. — Пойдём по территории санатория – сказала она. Я думала, она говорит правду и возмутилась, ведь меня в таком виде могли увидеть, хотя снег всё ещё не прекращался. Увидев улыбку на лице у Лены, я поняла, что она пошутила, и слегка толкнула её. Она не удержалась и рухнула в снег. Мне пришлось помочь ей подняться и тут же броситься наутёк. Я не хотела ещё раз оказаться в сугробе. Я так увлеклась, что чуть не выбежала голышом на территорию санатория. Если бы не снегопад, то меня точно все бы давно уже увидели. Я стояла возле забора в нерешительности, куда идти дальше. Тут подбежала запыхавшаяся Лена. — Ну я с тобой сейчас разделаюсь и схватила меня за руку, чтоб повалить в снег. — Тише, а то нас услышат – сказала я и показала на забор. Лена тяжело дыша так непринуждённо, и как то даже играючи прикрыла рот рукой, а потом прыснула от смеха. — Ну что будем делать – спросила она. — Давай обойдём кругом – предложила я. Лена согласилась и мы осторожно, прикрываясь за стеной снегопада, стали пробираться вдоль забора по знакомой уже нам тропинке. Вот и сторожка. Обходить её пришлось по колено в снегу. Лена конечно шла легко и довольно уверенно, бояться ей было нечего. Её ноги защищали брюки натянутые поверх валенок. Мне пришлось идти по её следам, постоянно теряя равновесие и с трудом удерживаясь на ногах, чтоб не упасть. Я отстала и с трудом различала впереди её спину. Лена остановилась возле дороги и ждала меня. Когда я подошла, она сказала. — Вот ты и попалась – но увидев меня уставшую и запорошенную снегом, сказала. — Пошли, пока нет никого. Мы перебежали через дорогу и метров сто прошли вдоль её до свёртка. Наши следы почти уже замело и мы с трудом их разглядели. Свернув с дороги, мы стали снова прокладывать по снежной целине себе дорогу. Валенки проваливались в снег и почти каждый раз зачерпывали немного внутрь. Я наклонялась и вытряхивала, но не надолго. Лена конечно видела что я уже стала мёрзнуть и прогулка для меня уже не стала приключением, но не подавала виду, а старалась идти быстрее. Я уже с трудом поспевала за ней. Вот и сосна, возле которой мы воткнули палку, чтоб легче было найти маленькие сосенки. Свернув за ней, мы снова стали проваливаться ещё глубже. До одежды оставалось всего несколько метров, и я бросилась бежать, чтоб скорее одеться. Потеряв всякую бдительность и осторожность, я запнулась за придавленную и скрытую снегом поваленную сосенку и со всего размаху рухнула в снег. — Ты чего – спросила Лена. Она шла рядом. — Чего, чего. Запнулась – ответила я дрожащими губами. Зубы уже начали отбивать чечётку. Лена помогла мне откопать пальто и встряхнув его от снега, помогла мне одеться. Оно было холодное и никакого толку от него не было. Я стала прыгать и вертеть руками в разные стороны, имитируя зарядку, а Лена держала мои джинсы и смотрела, когда же я успокоюсь, чтоб передать мне их. Немного утоптав вокруг себя снег, я чуточку согрелась и протянула руку, чтоб взять джинсы. Одевшись, мы поспешили в корпус. Два с лишним часа я отогревалась сидя возле горячей батареи, подложив под свою попку мягкую подушку. Моя одежда висела на крючках и оттаивала. С неё медленно капали капли прямо на пол и издавали такой нудный и приглушённый звук. Отогревшись и переодевшись, я ещё долго сидела на кровати, закутавшись в ватное одеяло, пока Лена не позвала на ужин. Сколько мы проходили, я даже не знаю. Может даже и около двух часов, хотя я в этом не уверена. Мне кажется за два часа я вообще бы задрыгала от холода и Лене пришлось бы меня тащить волоком. Вечером мы обсуждали наше приключение и громко смеялись. На утро снег вообще перестал идти и выглянуло солнце. С крыш побежала капель, а свежий снег к вечеру вообще превратился в непроходимую слякоть. Несколько дней мы просидели в номере, а когда утрами стало примораживать, то прогуливались по территории санатория. Больше я не рисковала раздеться и идти голышом. Снег подтаял и замёрз, и был не такой пушистый, и вполне им можно было пораниться. Спустя ещё два дня наступила пора прощаться. Срок моей путёвки истёк, и мне нужно было возвращаться домой, а Лена осталась ещё на четыре дня. Вот так я отдохнула в санатории по горящей путёвке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *