Примирение

— Саша! — тонкий и звонкий, почти что детский голос назвал мое имя.

Я обернулся на окрик. У цветочного павильона, притаптывая сапожками падающий снег, стояла Анька. Даже короткий белый пуховик не в силах был скрыть ее тонкую фигурку. Вдобавок ко всему из-под черной юбки трогательно — смешно торчали ножки-спички, а несерьезности в её внешний вид добавляла вязаная шапочка в виде морды зайца с повисшими ушами. Вот как она ухитряется в свои двадцать три выглядеть как тринадцатилетний подросток?! Я чуть не прослезился от умиления. Так и захотелось взять её в ладони как котенка и чесать пальцем за ухом, слушая довольное мурлыкание. Но вместо этого я отвернулся и молча пошел прочь. Ещё неделю назад, по телефону, мы резко, на грани крика, выяснили наши отношения и пожелали друг другу никогда не встречаться, даже в будущей жизни. Тяжелый осадок взаимных оскорблений до сих пор плескался во мне, угнетая, разжигал приступы совести и раздражения одновременно. А теперь она подкараулила меня возле выхода из метро, в очередной раз заставляя злиться. Что за настырная девчонка! И что ещё я услышу от нее?

Лёгкие шаги быстро догнали меня.

— Саша, подожди…

Я, не оборачиваясь, продолжал идти вперед, но как-то непроизвольно замедлил шаг.

— Саша, нам нужно поговорить.

— Нам?! — всё — таки я повернул голову в ее сторону. — Ты, разве, ещё не всё сказала?

— Саш, ну прости меня, я вела себя как дура.

— Наконец-то умная мысль. Только мне это не интересно.

Аня семенила рядом со мной и даже вцепилась пушистой варежкой в мой рукав, чтобы, не дай бог, не отстать.

— Саш, я не знаю, что на меня тогда нашло… Честно, не знаю… — её слова комкались как использованная салфетка. Она надолго замолчала, будто искала в уме самые важные фразы и, наконец, после паузы, выдала тяжеловесный аргумент:

— Я люблю тебя.

— Это мне тоже не интересно, — зло хмыкнул я в ответ.

Наверное, она не ожидала такого отпора, и некоторое время молча перебирала ногами рядом со мной, очевидно, подыскивала ещё что-нибудь, несомненно-веское, то, что по ее мнению должно было бы кардинально изменить моё отношение. Но вместо этого жалобно заканючила как капризный ребенок:

— Саш, ну, Саш. Саша…

Её нытьё разозлило меня. Я резко остановился и как можно безразличнее спросил:

— Ты, что, залетела?

— Куда? — похоже, она не сразу переключилась со своих мыслей на мой вопрос.

— Беременная? — уже конкретно уточнил я.

— С чего ты взял? — её ресницы часто-часто запорхали в недоумении.

— Типичное поведение залетевшей дурочки, — пояснил я, снова приходя в движение.

— Почему? — не унималась Анька.

— Ну как же: залететь по дури от случайного мерзавца, а потом судорожно пытаться найти себе хорошего мужа и достойного отца своим детям. Хороших девочек тянет к плохим мальчикам, — закончил я глубокомысленной философией.

— Ничего я не залетела! — резким ответом она попыталась взять инициативу.

— Почти верю… — съязвил я в ответ.

— Да не беременная я! — Анька даже остановилась, топнув ножкой, заполнив своим звонким голосом всю улицу.

Несколько случайных прохожих опасливо обернулись на её крик.

Через пару секунд она снова догнала меня, на этот раз по серьезному взяв меня под руку.

Метров через пятьдесят нашего молчания я, всё же не выдержал:

— Ань, ну вот объясни мне как взрослый человек, что тогда с тобой случилось?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *