Осенний денёк

Мария шла по набережной Москвы-реки, стояла прохладная осенняя погода и от воды веяло замогильным холодом, который до костей наполнял тело и заставлял девушку постоянно ёжиться, поплотнее укутываясь в плащ. Возвращаясь вечером пятницы с работы, красавица выбрала опрометчивый путь и вместо того, чтобы доехать до метро на автобусе, ошибочно пошла пешком и теперь крайне сожалела об этом. Мало того, что одежда девушки плохо согревала её (джинсы в обтяжку и легкий пуловер), так ещё и от моросившего дождика намок замшевый плащ, что никоим образом не способствовало сохранению драгоценного тепла.

— Ещё и воняешь как помойка! — злобно буркнула девушка реке.

— Иййй, Иййй, — отозвалась одиноко летящая чайка над головой девушки.

— И среди этого дерьма каких только мутантов не водится, — вынесла научный вердикт Мария.

Чайка заложила пару печальных кругов над девушкой и снова разразилась противно-истеричным криком.

— Да чтоб ты сдохла, крыса пернатая! — пожелав дальнейшего благополучия судьбе птице, девушка поплотнее укуталась в промокший плащ и хмуро побрела дальше.

Двадцатидвухлетняя Мария Кузнецова отличалась высоким ростом и стройной фигурой. Девушка обладала изумительно красивыми, выразительными глазами, пухлыми от природы губками и шикарными русыми волосам, пышным каскадом спадающие на её плечи. Маша была помешана на здоровом образе жизни и постоянные занятия в спортзале закалили её тело. Она имела стройные подкаченные ноги, аппетитно выпирающую попку, а рельефный животик переходил в крупную грудь четвёртого размера. Кроме того её бюст отличался весьма значимой чертой — в отличии от большинства счастливых обладательниц мягко-пышных форм, её девочки, закаленные контрастными душами, купаниями в зимний период и всеми остальными мероприятиями, были упругими как резиновые мячи. Но каким бы не была Маша моржом, промокшая на холодной погоде тело, не предвещало ничего хорошего.

Неожиданно поскользнувшись на скользком осеннем асфальте, девушка потеряла равновесие и совершив несколько неудачных па, ударилась о парапет. Хоть сама девушка и не пострадала, но катастрофа уже назревала, небольшая женская сумочка вылетела из рук и весело покатилась по наклонной бетонной поверхности, так и съехала она к самой кромки воды, на небольшую площадку.

— Прекрасно, просто прекрасно! — сквозь зубы процедила девушка. — Что еще сегодня может случиться? — настроение Маши плавно перетекало с в стадию «’ненависти ко всему бытию’», так что и так отличавшаяся противным характером девушка, превратилась в ещё менее лицеприятную особу.

Шипя про себя всевозможные ругательства она аккуратно и грациозно, насколько ей позволяли туфли на небольшом каблуке, стала спускаться вниз.

— Ага! — победоносно воскликнула Кузнецова подобрав беженку, в тот момент девушка так и не заметила, как из чернеющей воды вылезло длинное щупальце и молниеносно обвив ногу Маши, резко потащило её в реку.

В одночасье мир Кузнецовой резко крутанулся и завалившись на попу, она быстро съехала в воду, увлекаемая невиданными силами. Только чёрная сумочка так и осталась сиротливо лежать на бетоне. С громким всплеском Маша стало погружаться на дно, перед глазами девушки мелькнули яркие огни города и они начали постепенно скрываться под толщей мутной воды. Опомнившись Кузнецова начала активно сопротивляться, пытаясь выплыть. Её не особо страшил холод, но вот одежда намокла и превратилась в тяжеленный груз, не дающий двигаться и тащивший вниз. Девушку что-то тащило с огромной скоростью куда-то на дно реки, а все попытки Маши были жалкими, по сравнению с мощью чудовища.

Через несколько секунд Кузнецова уже ничего не видела над собой, лишь одна темнота окружала её, сердце стучало с бешеной скоростью и из последних сил, сохраняя остатки воздуха в легких, Мария старалась не вдохнуть этой мерзкой воды. «Никогда бы не подумала, что моя жизнь оборвется вот так! «» — подумала она. Ком страха, отчаяния и безысходности только нарастал. Постепенно Маша начала замечать, что скорость движения падает, она мягко погрузилась в плотную, тягучую субстанцию. Кузнецова осмелилась разомкнуть закрытые глаза и поняла, что способна видеть. Не ясно, слабо, но хотя бы различать очертания предметов, от жидкости в которой она находилась, шло красноватое свечение. А двигаться в ней было еще труднее, словно это был тягучий кисель. «Ну вот и всё, мне нечем больше дышать, наверно это самая дерьмовая смерть!» — девушка вдохнула странное варево полной грудью.

Теплая густая субстанция заполнила её легкие, поперхнувшись, Мария и наглоталось её, но что странно, девушка не чувствовала удушья! Она могла спокойна дышать и получать кислород. На вкус же странная жидкость походила на фруктовый сироп, немного сладковатая и с приятным тропическим привкусом. «’Что за чертовщина творится, где я? «» — она начала крутиться вокруг, осматриваясь. Кузнецова поняла, что находится в колеблющейся сфере состоящей из этой красноватой жидкости и что самое странное, она не испытывала холода или голода, все страхи отходили куда-то в сторону. Мирное течение жидкости убаюкивало её. Извне сферы аккуратно появилось длинное щупальце грязновато-серого цвета, оно осторожно проникло внутрь колыбели Марии, где она свернувшись в позе эмбриона, пребывала в состояние полудремы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *