Новый Год в Калиновке. Часть 1

Ещё в пятницу придя с работы, мать объявила нам с отцом, что в субботу мы все поедем в деревню к её подруге тёте Зине встречать Новый Год и заодно на свадьбу. Так совпало что молодожёны, дочка маминой подруги и её жених местный парень, решили сыграть свадьбу на Новый Год и тем самым » убить» двух зайцев. Потратиться сразу и на свадебное и новогоднее застолье. Что было разумно с одной стороны, чем собирать два раза столы и звать гостей. Услышав слово свадьба и Новый Год, отец чуть не подпрыгнул до потолка от радости. Ведь деревенская свадьба да ещё на Новый Год, означала минимум три дня бесконечного застолья, где самогон и другие крепкие и не особо крепкие напитки, будут литься » рекой». А папаша хоть и не был заядлым бухариком, но до смерти любил выпить и пожрать на халяву. Ведь Новый Год мы обычно встречали дома в семейном кругу.

Мать готовила традиционное оливье, селедку под «шубой», варила холодец и приносила с работы » продуктовый набор» который в обязательном порядке давали им в их бухгалтерии на Новый Год. Обычно это была палка дефицитного финского сервелата, банка бразильского растворимого кофе, кило апельсин, сгущенка, пару шоколадок и конфеты » Мишка на Севере». Отец тоже приносил с работы набор продуктов, только поскуднее чем у матери. Трудился папаша обычным слесарем на заводе, а им финский сервелат в продуктовых наборах не давали. В целом стол у нас был не лучше и не хуже наших соседей по дому. Но если закуской наш новогодний стол не был обделен, то с выпивкой был напряг.

Мать сама пила только вино и ставила на стол шампанское, сухое вино, бутылку «столичной» для отца и пару бутылок » жигулёвского» пива. Я в то время учился в десятом классе и особо не пил, так иногда по праздникам. А вот отцу бутылки водки на Новый Год явно было мало, но мать была строга в этом вопросе, наливала утром мужу похмелиться первого числа и всё праздник заканчивался. По этому папаша так радостно воспринял сообщение жены о том что мы будем встречать Новый Год не как обычно дома, а в деревне где хлебосольная хозяйка Зина, выдавала свою дочку замуж и не поскупиться на щедрое угощение для гостей. Тем более это будет двойной праздник, свадьба её ребёнка и празднование Нового 1978 года.

В этот год меня должны были призвать в армию весной, сразу после последнего звонка в школе. На службу я стремился всей душой, хотя были определённые страхи перед » дедовщиной», которая царила в армейских частях по рассказам парней вернувшихся из армии. Но мне хотелось отслужить два года и вернуться домой в свой городок в дембельской форме, со значками на груди и ходить в ней по городу на зависть не служившим в армии парням. Дембелям в то время везде был почет и уважение. Ребята пришедшие из армии, неделями не снимали с себя военную форму и ходили в ней по улицам, собирая возле себя всех красивых девчонок нашего провинциального городка.

Толик, не вздумай рано приезжать в деревню. Всё равно тебе с утра ничего не обломиться, за столы сядут не раньше двух часов дня, когда молодые вернутся из ЗАГСа. Пойдёте с Костей на двенадцати часовой автобус и приедете в Калиновку к часу… .

напутствовала мама Нина, своего забулдыгу мужа строгим голосом утром в субботу. Мать стояла в прихожей возле трюмо и красила губы помадой. Она собиралась на первый утренний автобус в деревню, чтобы помочь подруге в приготовлении закусок на свадебный стол.

Как скажешь Нина, в обед так в обед. Я костюм выходной одену, свадьба как никак и нужно поприличнее выглядеть… . .

сказал отец и стал помогать жене застегивать молнию на её белых импортных сапожках.

Руки как крюки, даже этого ты сделать не можешь Толя? Сынок помоги мне пожалуйста застегнуть молнию на сапогах… . .

попросила меня мама, отогнав от себя мужа, который не только не застегнул молнию на её чешских зимних сапожках, но и наоборот чуть было её не сломал, защемив «собачкой» тонкое чёрное трико поддодетое на маме в это утро. Эти белые зимние сапожки, мама Нина достала по большому блату через знакомых, а те ещё у кого-то. В общем чтобы заполучить это белоснежное » чудо», маме потребовалось огромное усилие и связи с нужными людьми. Но игра стоила свеч, таких импортных чешских сапожек не было ни у кого из её подруг и мама Нина ими безумно дорожила. Ведь в магазинах в то время продавали убогий советский ширпотреб а вот импортных, заграничных вещей практически не было.

Ой молодец какой. Сыночек, что я без тебя два года буду делать, когда ты в армию уйдёшь весной… .?

воскликнула мама и погладила меня по голове ладонью, когда я аккуратно застегнул молнии на её сапожках.

Да ничего два года быстро пролетят, зима лето и домой. Армия из нашего сына человека сделает… .

сказал отец, раздраженный тем что он не смог застегнуть жене молнию на сапогах, трясущимися с похмелья руками.

Да ладно сделает. Сам же рассказывал что ты два года полы в казарме мыл и строевой ходил по плацу. И что в этом хорошего… . .?

мать потянулась к шубке висящей на вешалке и я помог ей её одеть, за что мама Нина, одарила меня благодарным взглядом своих карих глаз.

Ну ладно я пошла а ты Толя помни что я тебе сказала, раньше двенадцати из квартиры ни шагу. И не вздумай выходной костюм одеть. Мне потом его придётся в химчистку нести. Одень полувер и рубашку под него. Для деревни сойдёт, на тебя там никто не будет смотреть… . .

сказала мать, строго глядя на мужа. У отца была привычка засыпать пьяным за столом и ложить голову прямо в тарелки с салатом. И если он оденет в деревню на Новый Год, свой единственный выходной костюм, то ему реально придёт хана.

Костя, на тебя надежда сынок. Проследи за отцом чтобы он хороший костюм в деревню не одевал. У меня нет денег на химчистку а до аванса ещё долго… .

вздохнула мать, когда я пошёл её провожать на автовокзал. Было ещё темно и мы шли с ней пешком по тротуару, чешские сапожки одетые на ногах у матери, скользили по снегу и я придерживал её под руку чтобы она не упала.

Да не волнуйся мам прослежу. Приедем к часу как ты и говорила. Да и что там с утра нам делать, стоять и ждать на морозе, когда накроют столы? Я лучше дома в тепле посижу до обеда… .

успокоил я мать, подсаживая её в подъехваший к автовокзалу рейсовый автобус шедший в областной центр и делавший остановку возле Калиновки.

Ну молодец, на тебе за это семьдесят копеек, купишь себе пачку » космоса». Только Толяну не давай, а то он любит «стрелять». Пусть свой » памир» вонючий курит… .

захохатала мама, стоя в дверях автобуса и давая мне мелочь из кошелька.

Да нет мам Нин не дам, да и ему мой » космос» после ядренного » памира» совсем травой покажется… .

засмеялся я матери в ответ, сжимая в кулаке заветную мелочь. Два дня в деревне, где у меня не было друзей среди местных парней, без курева были бы мукой а стрелять сигареты как отец я не мог, совесть не позволяла. Я помахал мамаше рукой в отъезжающий от автостанции автобус и пошёл домой, думая что у меня замечательная мать. Ещё не старая под сорок лет, красивая и сексуальная.

Я только этим летом стал дрочить на маму Нину, когда увидел её в купальнике на реке и у неё из плавок торчал длинный чёрный волос. Мать стояла возле воды и разговаривала с подругой, а я был рядом ловил рыбу и видел как из под красного купальника у мамы Нины, выбился длинный чёрный волос с лобка. Причём мамаша так и не заметила что у неё торчит волосок из плавок, поговорила с подругой и пошла в воду купаться а я в бегом в кусты дрочить на неё по памяти. До того меня это торчащий из плавок чёрный волос зацепил. И после этого стал на постоянку на мать дрочить, благо своё нижнее грязное бельё Нина никогда не прятала и оно свободно лежало в ванной, в корзине с грязными вещами предназначенными на стирку. Правда мама всё же стеснялась ложить свои ношенные трусы поверх другого белья и всегда прятала их на самый низ корзины, закрывая от моего взгляда. Но она и не догадывалась что её взрослый восемнадцатилетний сын, вовсю дрочит на её трусы, вдыхая волшебный аромат женских ссак и выделений.

Пошли на автобус Костя, время уже поджимает… .

сказал мне отец, когда стрелка на часах висевших в зале, подошла к половине двенадцатого. Хотя автовокзал находился от нашего дома в десяти минутах ходьбы, я согласился на предложение отца пойти пораньше. Потому что видеть как он » нарезает» круги по квартире и то и дело смотрит на часы в зале, было невыносимо. Толяна мучило похмелье и он пил холодную воду на кухне из под крана стаканами и курил одну за одной сигарету, выходя на лестничную площадку. Мать хотя и сама курила, но отцу она дома курить не разрешала, потому что после его дешового, десятикопеечного » памира» в квартире стояла жуткая вонь, после которой приходилось проветривать комнаты.

Мама Нина курила строго кишинёвский » космос», он был дорогим и стоил целых семьдесят копеек. На которые в то время можно было купить бутылку дешового портвейна или семь вкусных коржиков в школьном буфете. Я больше любил болгарские сигареты и по этому на автовокзале в буфете, куда мы зашли с отцом в ожидании автобуса, вместо » космоса» купил себе две пачки болгарских » радопи» по тридцать пять копеек. Но по правде мне тогда из сигарет с фильтром » ява » в мягкой упаковке нравилась, но такие сигареты продавались только в Москве а в провинции их нельзя было купить.

Смотри матери меня не заложи… . .

сказал мне отец, покупая в буфете пачку » памира» и кружку пива. Он высушил её одним глотком не отрываясь и я удивился как можно разом выпить пятьсот грамм пива вместе с пеной. Но у папаши внутри был » пожар» с похмелья и он на время затушил его четырёх градусным » жигулевским»

Да ты знаешь что я не стукач. По мне ты хоть ты опейся этого пива пап, матери я тебя не заложу… .

ответил я отцу, выходя на улицу и закуривая » вкусную» радопину. Отец тоже вышел вместе со мной на стоянку автобусов, затягиваясь на ходу своим вонючим » памиром». На усах у папаши ещё оставалась пивная пена а глаза заблестели похмельным блеском. Выпитая кружка пива в буфете пошла ему впрок, но этого было Толяну мало и он » нарезал» круги по перону автостанции в ожидании автобуса на Калиновку, где его ждало настоящее похмелье и вкусная закуска.

Народу на автовокзале в этот день было мало и автобусы приходили и отправлялись дальше в областной центр и на Москву полопустые. Потому что что все кто хотел уехать, уже уехали и сидели дома готовясь к празднику. Только в продуктовых магазинах нашего небольшого городка, заметенного снегом посреди лесов Среднерусской равнины, наблюдался ажиотаж. Был выходной и люди спешили закупить продукты на Новогодний стол и хотели это сделать до вечера, ведь продавцы тоже хотят встретить праздник как все.

И вечером как правило магазины в нашем городе 31-ого числа, закрывались раньше обычного. Но только в «виноводочном» магазине не было ажиотажа, » Пятнашка» работала с 8 утра и до 10 часов вечера, в любые дни кроме воскресенья. В славные времена Леонида Ильича, водку можно было покупать с 8 утра и до десяти вечера без всяких ограничений. Этот Новый Год, пришелся на субботу выходной день по всей стране и воскресенье первого числа тоже был выходным, хотя и воскресенье и так было нерабочим днём.

А второго числа в понедельник, советским людям предстояло идти на работу и там » лечить» свои » больные» головы после новогоднего застолья. Но хитрый Толян, сдал донорскую кровь в больнице за неделю до Нового Года и теперь ему по закону был положен один день отгулов, который отец и собирался использовать по назначению, для продления новогодней пьянки. Хотя я не понимал врачей которые брали кровь у Толяна, она давно у него была разбавлена спиртом и её нельзя было переливать здоровым людям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *