Новогодняя ночь в казарме

Эта история произошла в новогоднюю ночь много лет назад, когда служили по 2 года. Мне было 19 лет. Я был самым молодым сержантом в танковой роте. Поэтому-то в праздничный новогодний наряд старшина и назначил меня дежурным по роте. У меня был настолько кислый вид, что старшина, чтобы подсластить пилюлю, разрешил выбрать дневальными кого захочу. Немного погоревав, я назначил с собой двух нормальных поциков, не даунов и уебанов (бывают и такие, всё настроение убьют). Вечер 31 декабря пролетел молниеносно. Встретили Новый 2007 год в казарме, накрыли столы на взлётке (так мы называем длинный коридор).

После часа ночи праздник закончился: ответственные офицеры провели отбой, выключили телевизор. Роты поймали тишину; нехотя, но заснули.

Мы с дневальными прибрались, я отбил одного, остался с другим. Сходил на доклад в штаб к дежурному по части: там офицеры явно пригубили, отмечая праздник, им было не до нас. Сказали, чтобы пришли на следующий доклад уже утром (обычно доклад о том, что в роте всё путём, был каждые 2 часа). На этаже молодой лейтёха с соседней роты, назначенный на Новый Год ответственным за порядок, нахлебался шампанским. И захрапел на свободной кровати. Мы с дневальным попили чайку. Время медленно тянуло резину.

В 4 часа поменял дневального. Проснувшийся Денис был моим землячком, я с ним скорешился ещё с курсовки. Мы были одного призыва, шконки стояли рядом, только я стал сержиком, а Денис пока был рядовым. Пока Деня (так я его звал по-свойски, когда были наедине) умывался, я закрыл глазок на двери и поставил на стол кое-что из припасённых сладостей. Я был в шоке, когда Денис, победно улыбаясь, вытащил две банки «Ягуара»:

— Охуеть! Ты где взял?

— Ловкость рук и никакого мошенничества: купил вчера, когда за посылками ходили. На пару минут подбежал к киоску. Вот результат! — восторженным шепотом вещал Деня, протягивая мне банку.

— Засекут? — сомневался я.

— Илюха, кто не рискует, тот не пьёт на Новый Год! — развеял сомнения зёма-дневальный.

— А, похуй! С гражданки не пил. Зажую конфетой, а в штабе все уже приняли по стопке, к утру усугубят, — я решительно вскрыл банку.

Весело улыбаясь, мы трепались и незаметно выпили. Алкоголь ударил по башке, сказалась вынужденная трезвая жизнь. Хотелось продолжения банкета, но и двух банок нам хватило, чтобы разомлеть. Деня выбросил банки, я прошёлся по казарме. Уставшие от праздника бойцы крепко спали. В казарме стоял терпкий запах мужских тел, одуряющий аромат мускулистых самцов. В штанах зашевелился и поднапрягся мой богатырь. Деня присоединился к ночному обходу казармы, приобнял меня. В его глазах проснулись чёртики, парнишка был навеселе от выпитого, настроение было игривым. Его ладонь легла мне на попу, и уже не убиралась прочь. Я, улыбаясь, прикусил ему ухо:

— Ты что творишь, Деня? Ебаться захотелось? — прошептал я.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *