Не стесняйся! Часть 3

Я думал встретить тётю Лизу на лестнице, но её не было ни там, ни в подъезде. Мелькнула мысль — а не развела ли меня мать? Ладно, посмотрим. Если даже и так — вернусь с вином и фруктами и куда она денется? Взял всё, что нужно, пришлось постоять за фруктами, которые впереди меня придирчиво выбирали две бабульки. На всякий случай позвонил маме, уточнить якобы список покупок. Ответила мне тётя Лиза.

— Привет, племяш! — голос её звучал как всегда — звонко и задорно. Она не была мне родной тёткой, но называла меня племяшем. — Мамка твоя мне поведала, что ты совсем взрослый стал?

Меня в жар бросило. Что там уже наговорила мать? Она, что, всё ей рассказала? Да нет, бред.

«— Я с сыном слегка пофлиртовала, а он меня едва не трахнул?»

Да и голос у неё не строгий, весёлый. Что-то они там затеяли, это точно.

— Да-а давно уже, — ляпнул я.

— Отлично! Тогда мы тебя ждём в образе молодого Аполлона на нашем греческом возлежании с вином.

— Чего?

— Бери вино, шагай домой, чего! — ответила она и добавила с неожиданно интимными нотками в голосе. — Не заставляй богинь ждать…

Ни фига я не понял. Лиза всегда была затейницей, любой праздник с её участием и лёгкой рукой превращался в нечто невообразимое.

Войдя с покупками в прихожую, увидел чужие туфли, услышал голоса из гостиной. Закинул сумку с покупками на кухню и вошёл. Обалдеть! Лизу надо было понимать буквально.

Широкий плоский диван был разложен посередине гостиной, застелен белой простынёй, усыпан подушками. За ним стояло какое-то широколистное экзотическое растение, создававшее растительный фон. Звучала музыка в стиле пустынной восточной романтики. И на этом импровизированном Олимпе возлежали две богини. Не знаю, кого именно они изображали, но выглядело это шикарно. Обе босые, обе в туниках — с виду как настоящих (видать, Лиза притащила, отсюда и идея).

Лиза поднялась на колени, театрально выгнулась и произнесла, протягивая ко мне бокал, который держала в руках:

— О, бог, бахуса, бахуса нам, измождённым жаждой!

Туника у неё держалась на мягком пояске у талии и на застёжке на левом плече. Снизу она едва прикрывала бёдра (мини-юбка древности, блин) и совсем не прикрывала левую грудь. Моя мама лежала на левом боку, грациозно изогнув талию и её левая грудь тяжёлым шаром покоилась на подушке, маня меня соском.

— Чего вам? — с трудом оторвавшись глазами от неё, спросил я Лизу.

— Вина налей, во первых, — нормальным языком разъяснила она мне, тупому смертному пожелание богинь.

— Ага, — я повернулся и пошёл было за вином.

— И оденься, как полагается добропорядочному небожителю.

Я на лету поймал непонятный кусок ткани — видимо, свою тунику. На кухне перевёл дыхание. Так вот оно что. Лиза затеяла тут театральное шоу, а вопрос о моём взрослении видимо произошёл из разговора — можно ли показать мне голую титьку. В таких туниках лифчики выглядели бы нелепо. И мать согласилась? В другое время я сильно не смутился бы, это была просто игра.

Но после случившегося сегодня эротический подтекст и так мерещился мне во всём. А тут… Ладно. Играть, так играть! Я скинул одежду — всю, вплоть до трусов (а интересно, они в трусах или нет?), открыл вино, быстро ополоснул пару кисточек винограда, положил в чашку. Потом взял то, что дала мне Лиза. Судя по всему, третьей туники не нашлось или на меня изначально не рассчитывали. Это был просто кусок полупрозрачной лёгкой ткани или, возможно, шарфик. Я обернул его вокруг бёдер, завязал спереди массивным узлом. Достоинство моё можно было увидеть сбоку, если я отставлю немного ногу. Ну и нормально. Или всё — же надо трусы оставить? Нет, рискну.

Когда я вошёл в комнату с бутылкой в одной руке, чашей в другой, узлом между ног, мать прыснула со смеху. Лиза вообще захохотала. Я приостановился, с удовольствием наблюдая затем, как трясутся их груди. Грудь Лизы была не такой большой, как у мамы, более заострённой, но вполне симпатичной. Переведя глаза на уже знакомое мамино полушарие, я почувствовал, как мой рычаг шевельнул узел повязки.

— Наливай, — весело повелела Лиза. — Себе тоже бокал возьми.

Я прилёг между двумя дамами, мы выпили. Потом заговорили о том, о сём. Я даже перестал думать только о сексе. Приятно было без стеснения лежать с двумя красивыми женщинами, пить вино, говорить.

— А станцуй-ка нам, — попросила Лиза мою мать, когда зазвучал очередной восточный мотив.

Мать не пришлось упрашивать. Танцевать она любила. И пока она грациозно крутила бёдрами, вертелась и изгибалась, я засмотрелся на мелькавшие прелести и не заметил, как у меня снова встал. Только когда уловил пристально-насмешливый взгляд Лизы, попытался как-то прикрыться узлом. Не получалось.

— Да, совсем уже большой, — тихо сказала мне Лиза и подмигнула.

Ах так! Значит, подразнить меня собрались? Ладно. Я поднялся, в глазах слегка помутнело — выпили мы уже порядочно.

— Сейчас будет сюрприз, — сказал я, и, выходя из комнаты, демонстративно выбросил повязку.

— Ю-ю-ху! — радостно завопила Лиза.

Сто пудов решила, что будет стриптиз. Нет. Кое-что получше. Я делал так для одной своей девчёнки. Коктейль «Сосательный».

Рецепт прост. Смешиваем простой, но приятный коктейль, желательно не холодный. В большом бумажном стакане, в его дне, делаем разрез крест накрест. Есть главная тонкость — член при этом должен стоять твёрдо и крепко. Почему? Потому что стакан через дно насаживается на него. Прорезь должна быть такой, чтобы член пролез впритирку. Потом на член надевается презерватив. Лепестки разрезанного дна стакана должны смотреть внутрь. И презерватив должен захватить их, плотнее прижав к члену. Чтоб стакан не перевесил резко вниз, на дно между членом и стенкой стакана, что к телу, кладём толстый полукруг яблока — получается упор. Аккуратно наливаем коктейль — желательно наполовину стакана, на член насаживаем круглый ломтик апельсина, сквозь который продеваем трубочку. Я продел две трубочки, направил их в разные стороны. Для девушки я трубочку делал короткую, ниже головки и пить коктейль можно было только приобняв член губами или вовсе засосав головку. Отсюда и «Сосательный».

Именно это желание — чтобы мамины губы нежно прильнули к головке, скользнули вниз и всосали… Именно оно держало меня в нужном напряжении.

Предварительно я нарезал бутербродов — хлеб с ветчиной на одну тарелку и фруктов на другую. Налив коктейль, взял по тарелке в руку и вошёл в гостиную.

Дамы не сразу уразумели, в чём прикол. Руки заняты, стакан между ног. А как держится-то? А на чём? Да ладно?..

Я с непроницаемым лицом хорошего официанта поднёс стакан к ним поближе.

— Коктейль фирменный, — произнёс я, стоя прямо, заложив руки за спину.

Мать приоткрыла рот. Лиза хихикнула, потом повалилась на диван и захохотала. Зап ней и мать рассмеялась. Блин, как же мне нравится смотреть на подрагивание её груди. Потом они посмотрели друг на друга.

— Ну, что, попробуем? — сказала Лиза.

«— О, Лиза, да, лизни, сосни, не стесняйся» — мысленно взмолился я.

Лиза потянулась было, но снова прыснула и захохотала. Мать смотрела на меня молча, но в её глазах вдруг заискрились искры озорного желания.

— Мам, не стесняйся, — сказал я.

— А что нам друг друга стесняться, — сказала она и прильнула к трубочке. — М-м-м. А ничего.

Лиза взяла вторую. Обе они едва не касались губами головки. Так клёво это выглядело с моей точки — две бабы тянулись губами к моему члену. Они мгновенно высосали коктейль.

— Ещё хотим, — сказала Лиза, плотоядно облизываясь.

— Вторая порция будет дороже, — предупредил я.

— Неси, — повелительным жестом мама дала мне добро, развалившись на диване. Одна её нога лежала прямо, другая была согнута в колене. Она качала коленом из стороны в сторону и я вдруг только сейчас увидел, что она действительно без трусов. Вот сучка! И ведь нарочно дразнит! Ладно.

Я налил ещё, только трубочки укоротил так, что они не выступали, а просто прилегали к члену. Ну…

Я зря переживал. Видимо алкоголь уже буянил в крови дам сильнее, чем я предполагал. Лиза опять засмеялась, потом первая обняла мой член сбоку губами и смачно всосала коктейль. Потом и мать спокойно сделала то же самое, после чего они потребовали ещё и ржали всё то время, пока меня не было.

Ладно. Третий раз я шёл ва-банк.

— Извините, одну трубочку потерял, — сказал я.

Ага. А оставшуюся поместил с внутренней стороны, к телу. Сбоку не возьмёшь. Теперь можно только всосать половину члена, чтоб добраться до её конца.

— Ах ты шалун, — погрозила мне Лиза пальчиком.

— Да ладно тебе, — вдруг поддержала меня мать. — Он же в презервативе. Всё стерильно.

И моя мама, встав на диване передо мной на четвереньки, вобрала мой член в рот. О, да! Она это сделала! Моя мама у меня сосёт. Это продолжалось пару секунд, но теперь я мог сказать, что она это делала. После неё и Лиза сунула мой член себе в рот, но видимо не рассчитала — её повело блевать и она бросилась к унитазу. Мать посмотрела на меня и сказала:

— Допей тогда ты.

Вот стерва.

— Это только для дам, — ответил я.

— Тогда я допью, — и она снова присосалась — откровенно, вызывающе, не просто выпив коктейль, а задержавшись чуть подольше. — Мерзавец, — сказала она оторвавшись. — Добился своего? Сунул маме в рот? Доволен?

— Сама взяла, — парировал я.

— Сама… Ты же всё равно меня изнасилуешь, да?

— Так давай по взаимному согласию, к взаимному удовольствию.

— Ну да. Хочу, не хочу… Либо соси сама, либо оттрахаю и будешь ты виновата…

Меня как-то смутили её слова. В мечтах она давала мне сама, насиловать в прямом физическом смысле я не желал-бы.

Подумать о таком повороте я толком не успел — Лиза, растрёпанная, пошатываясь, вошла в комнату. Туника держалась только на её бёдрах, но она не обращала внимания на это.

— Всё, — сказала она, — я в улёте. Я домой.

Она подошла к дивану, сняла тунику, стоя ко мне спиной и не обращая на меня внимания. Я снял стакан и презерватив — член, сжатый у основания, облегчённо вздохнул. Лиза наклонилась за своей одеждой. О! Лиза рачком! Я подошёл почти вплотную.

— Помочь?

Я уже хотел взять её руками за бёдра — подержать, чтоб она не упала. Но тут мать схватила меня за член и отрицательно покачала головой. Я насмешливо развёл руками — мол, что такого? Мать встала на колени и резко сняла тунику через голову. Она осталась голой, я хорошо видел всё — груди, живот, бритую киску. Глядя мне в глаза мать надела халат, неспешно запахнулась. Я понимающе отступил, сел в кресло и нахально наблюдал за Лизой, пока она одевалась. Разглядел всё — сиськи, попу, щёлку — Лиза никак не могла надеть трусы. Одевшись она погрозила мне пальчиком:

— Бармен-шалун. Я твой рецепт запомню.

— Всегда готов угостить, — ответил я.

Мать проводила её и вернулась. Я по прежнему сидел в кресле. Мать несколько секунд молча стояла передо мной, потом вздохнула и небрежно скинула халат.

— Ну, что, давай. Позабочусь о твоём здоровье, сынок, — сказала она, опустилась на колени и придвинулась ко мне вплотную.

Я ничего не успел сказать. Она взяла мой член пальчиками, слегка оттянула его и смачно поцеловала головку. Потом лизнула его снизу доверху, завершив движение поцелуем, которым всосала головку. Колечко её горячих губ двигалось вверх-вниз всё плотней, плотоядней, откровенней.

Я просто кайфовал. Я сидел голый, передо мной на коленях стояла моя мать, тоже голая и смачно, откровенно сосала мой хуй. Она взяла темп и без облизываний и поцелуев уверенно и мощно вела меня к оргазму. Именно так я и хотел. Только когда я кончил, она оторвалась и не глядя на меня ушла в ванну.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *