На заднем сиденье пазика

Стояло лето. Разгар августа или июля. Все в каникалах или на отпусках. Отдыхают кто как может.
Мы с дядей Шамсецдином ехали прямиком с дачи. Кругом все прооосто пропиталось потом и я не исключение.

На заднем сиденье, как всем известно, сидят всяческие злостные хулиганы и задиры. Увы, свободных мест не было — все позанимали обязательные бабки с тюками. У меня как на беду случилась серьезная травма. Накануне играли в лапту (или лОпту — не знаю, как правильно) и я сильно дернувши потянул мышцу в паху.

Дядь Шамсудин любезно уступил мне единственное свободное место, чему я был только рад. Я плюхнулся и принялся смотреть… Нет, не в окно, а на моего доброго самаритянина — дядю Шамцутдина.

Стоит отметить, что мой анкл (или как там это у них называется) был счастливым обладателем роскошного мужского зада.
Конечно, среди мужчин таким не похвастаешь, но в менталитете японцев, например, подобное имеется (см. СУМО)

Сразу хочу предупредить: я не педик!!!
Да! Меня заводит вид мужских ягодиц, но это вовсе не делает меня гомо!
Одно дело визуальный контакт с партнером, а совсем другое — анальный сексик.
Факт в том, что у меня может произойти эрекция (непроизвольная), но я (клянусь) не собираюсь сувать своего петушка в чужое заднепроходное отверстие. Никогда в жизни!!!
Конечно, очутись я в тюрячке, то меня тут же рыпнулись «обидеть» (опетушить), ноо вы меня, видать, слабо знаете, ведь я с самого раннего детства рос крепким и хорошо сложенным парнем. В обиду себя я никогда не давал!

— Тебе хорошо видно, Артем?
— О, да! — ответом я (с трудом сдерживаясь) с характерной хрипотцой в голосе.
Мои глаза жадно блуждали по необъятным просторам карданного вала дяди Шамцудина.

Народ тем времени все напирал.
Мой дядя героически отбивал оборону моего заднего места, в том смысле, что в конце автобуса.
Старые кошелки не торопились сдаваться.
В результате дяде Шамсутдину пришлось даже сорвать, что я никогда уже больше не буду в футбол бегать. Для правдоподобности я переложил замороженных карасей с писи по ниже, чтобы все думали, что у меня мениск.
Благо у меня на ноге лопнул фурункул и шина, что была на место разрыва наложена, отвлекла внимание старых пожилых женщин.
— Что-то ваш мальчик, больно на девку похож. — прицепились потасканные стервы к моим длинным вьющимся волосам.

Дядя Шамседтин не лыком шит, ответил им не таясь:
— А что вы имеете против. Красивый малец. Может он в модельный бизнес метит. По подиуму ходить будет.
— Вы ж сами сказали, что ему уже не стать на свои крегли.
— Надежда умирает последней. — нашелся мой находчивый дядя. — Тем более сейчас в модели берут и таких как он инвалидов, чтобы дискремации не было, а то когда защемляют чужие права, всегда вылезают разные эко-глобалисты и начинают размахивать своими радужными транспарантами и верещать как резани. Себе дороже, как говорится.

После этих слов мой дядя победно задрал подбородки и тетки отстали, пусть и на время.
Мы праздновали победу. Наконец-то от нас отстали. Я уж было решил, что лучше быть не может.

А тут — ТРАХ!!! Подарок судьбы — дядь Шамсуцтин увидал на дне автобуса блескучую монетку и решил присвоить ее себе. Наклонившись, он как заправская дачница на грядках не стал опускать и сгибаться. «То место, что пониже спины» призывно топорщилась, маня меня к себе. Назвать ЭТО таким вульгарно-похабным словом как ЖОПА я не мог, я решил подобрать что-нибудь помягче, ласкающее слух. Попа — бывает только у утонченных девушек, задница у всех остальных, но роскошные формы моего дяди достойны более оригинального имени.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *