Материнская любовь

Главав1

Степка родился, недоношенным и весьма хилым, повезло еще что фельдшер Федор был не совсем пьяным и помог Агрепине разродится. У них в деревне всего-то и было не больше полусотни домов да небольшой магазинчик с обратной стороны, которого и размещалась амбулатория, посему сельский врач, громко буркнув:

— У тебя баба, пацаненок родился, а это дело, надобно отметить! Подержи пока «сынульку» возле груди, пущай привыкает…

Пошел на шатающихся ногах в сторону «сельпо», после чего вернулся уже с бутылкой водки и легкой закуской.

— Тебе не предлагаю, пока нельзя, а вот за твое «горюшко» выпить надобно, чтобы, здоровеньким был! — сказал престарелый мужчина, опрокидывая первую рюмаху себе в рот. Потом, заботливо погладил, женщину по голове и снимая штаны с трусами произнес:

— С тебя денег не возьму, вы и так бедствуете, а вот «пососушки» мне сделаешь и так до выписки: — с этими словами он торопливо затолкал свой вялый отросток женщине в рот и блаженно закрыл глаза…

Через три дня их выписали, отец встретил их с цветами и бутылкой шампанского. Колхоз к тому времени давно развалился и основным заработком семьи были временные подработки… то погонщиком скота, то сторожем магазина, то просто огород покопать… молодёжь почти вся выехала в поисках «лучшей» жизни, мужики были на заработках или тупо спивались…

Подрастая Степка, играл в обычные детские игры, с такими же «голозадыми» отпрысками и постепенно постигал все секреты взрослых…так часто моясь в бане, всей семьей, чтобы зря не расходовать дрова, он уже замечал разницу между мужчиной и женщиной, и однажды тыкая пальцем в волосатый лобок матери тихо спросил:

— Ма, а где твой писун, прячется в кустиках, или он у тебя совсем маленький что и невидно?

Отчего его родители безудержно засмеялись, а отец, хлопая его по плечу, ответил:

— Вот подрастешь и все узнаешь, тебе в школе «про пестики и тычинки», все расскажут и покажут на картинках!

Однажды ночью, он услыхал громкий крик матери, за стеной и забежав в спальню родителей увидел, в свете ночника, как отец лежа на ней, закрывает рот рукой. Подбежав к нему, парнишка стал колотить его спину кулачками крича во весь голос:

— Не мучай маму! Ты делаешь ей больно! Слезь с нее немедленно!

— Глупенький, иди спать, маме совсем не больно! Папа мне делал специальный массаж, и я кричала от удовольствия! Я тебе потом все объясню, «горюшко» ты мое! Вот, папку еще и в угол надо поставить, чтобы дверь на защелку закрывал…

Прошло немного времени, и Степан, уже став совершеннолетним, часто наблюдал свою мать в огороде стоящую раком, в коротком халате, причем бывало, что без трусов, ее мохнатая промежность будоражила фантазию юноши, а когда женщина, могла непринуждённо присесть пописать у него на виду, то вид льющейся желтоватой струи, всегда приводил его к исступлению.

Однажды глядя в окно на совокупляющимися дворнягами, парень снова пристал к матери с вопросами:

— Мамуль, а чего это там на улице собачки делают, застряли они там друг в дружке что ли, может им надо помочь?

— Степка, опять ты со своими фантазиями? Чего в институте, об анатомии у вас не говорят? Или ты как всегда, все прогулял…

Но посмотрев туда же, куда и сын, женщина тяжело вздохнула и зашептала ему на ухо:

— Вот батя твой, уйдет на работу, я помоюсь и все тебе покажу! Ведь не отвяжешься!

Через час, она позвала сына в спальню, где, скинув с плеч халат и жутко краснея сказала:

— Чтобы ты больше к нам не приставал с разными вопросами, слушай и смотри внимательно, но только это между нами… никому не говори… ясно, «горюшко» ты мое!?

— Конечно мамочка, я «могила»! Никому ни скажу!

— Гляди сюда, вот это мамины груди, можешь их даже потрогать только очень нежно, они у всех женщин очень чувствительные, особенно соски, помимо того, что в ней бывает молочко, для кормления малышей, взрослые дяди тоже любят их посасывать, наверное, их всех рано от груди «оторвали», нам это тоже приятно. Здесь между ног… видишь я пальцам губы половые раздвинула, находится маленькая дырочка, из которой мама писает, она называется уретра, вот еще одно отверстие, откуда ты и появился. Разрешаю тебе туда засунуть пальчик… можешь даже два, она у меня широкая после родов… вязко и тепло правда? Вот там внутри, есть мешочек… маткой называется, где плод созревает…

— Ма, а как, я туда попал? Только не ври, что меня в «капусте нашли», или в магазине «купили»!

— Вот, это самое сложное… как бы тебе объяснить… у всех мальчиков, есть писун и яички под ним, где, когда ты вырастишь, будет вырабатываться жидкость со сперматозоидами, это как семена в огороде, их садишь и потом вырастает растение, вот и «спермики», попадают к нам в шейку матки, через маленькую дырочку… там начинают расти в животике, вот я пальцами разведу вагину, загляни в нее, видишь отверстие?

— Да, обалденно, как у тебя все здесь устроено… только мне непонятно как «спермики» в тебя попадают, вместе с «писяками»? Ой, у тебя какой-то бугорок вылез наверх… красненький, это чего будет?

— Не трогай клитор пальцами, он очень чувствительный, почти как твой членик, это самое «главное» место у женщины, но про него я тебе когда-нибудь потом объясню, мал еще, не поймешь, сразу…

— Так, что, сперму вместе с мочой, в тебя папа каждый раз заливает?

— Вот, глупенький, нет конечно… когда мужчина возбужден, у него членик поднимается и писать он не может, а вот «стрельнуть» спермой запросто, а шейка эту жидкость потом всасывает, словно насос, но из огромного количества этих «семян», добирается в матку и «крепится» в ней, самый живучий, понял наконец, «горюшко», больше вопросов нет?

Потом посмотрев на оттопыренные штаны сына, женщина, запнулась и добавила:

— Остальное узнаешь, когда с девушкой познакомишься, все на этом закончим. Вот не гадала, что ты у меня уже взрослый совсем…

Главав2

Прошло еще немного времени, прежде чем у Степана снова появился «жгучий» интерес к противоположному полу. Отец как раз уехал на полгода на заработки, и весьма темпераментная Агрепина «места» себе не находила… Помог, как и всегда сосед Николай… бывший механизатор, собрав из ржавого металлолома, небольшой трактор, он помогал обрабатывать всем односельчанам поля и чаще всего, в качестве благодарности брал натурой, в основном самогоном, но иногда и женскими «прелестями», не брезговал. Вот и сейчас, он помимо прошлого «долга», еще и «проценты» затребовал:

— Так, Груня, давай вечером, в баньку к тебе пойдем, чтобы разговоров по селу не было… да и жена у меня жутко ревнивая, как раз к матери пойдет в это время.

Вот там-то он и услышал, знакомые стоны матери… Степан тихонечко, подкравшись к открытому окну, воочию увидел, как на широкой лавке стоя на коленях она принимала в себя, здоровенную соседскую «оглоблю». Именно тогда, парень, легко поглаживая возбужденный пенис, через трусы, сумел полностью разрядится, и после этого дрочил уже постоянно, представляя эту весьма возбуждающую картинку.

Любовники не утихали больше часа, причем, мужчина весьма бесцеремонно вертел свою соседку в разных позах и периодически засовывал свою красную головку члена, ей в рот, в писю и даже жопу, куда и разрядился в самом конце с громким стоном…

Однажды ночью, он услыхал как в соседней комнате, кто-то постанывал, аккуратно подкравшись он заглянул вовнутрь и увидел, свою мать с расставленными широко ногами и быстро двигающейся рукой в области промежности, женщина протяжно застонала, крепко сжав зубы и выгнувшись дугой упала на бок. Степан подбежал к ней с испуганными глазами:

— Мамуля, что с тобой, тебе плохо? Может фельдшера позвать?

Сжавшись в комок под одеялом, Агрепина тихо сказала:

— Нет, милый, мне хорошо… просто, давно мужика не было, не понять тебе этого, иди ляжь рядышком, «горюшко», мне нужно кого-нибудь обнять… сейчас…

Она обняла сына, накрыла их одеялом и сразу же уснула… теплота ее тела приятной волной разлилась по коже юноши, и он тоже зевая уснул…

Довольно часто, Степан надрачивал себя, представляя в своих объятиях мать, а иногда жену соседа Марфу. Хоть на лицо она была, что «ходячая смерть», но тело с выпуклыми формами так и затягивало взгляд… пару раз он видел ее абсолютно голую, в кабинке летнего душа… ему сразу же понравилась весьма увесистая грудь, оттопыренная назад попа и мясистый выпуклый лобок с рыжими волосами. Однажды поздним вечером он услышал шум на околице, а когда вышел во двор, то увидел соседку в пьяном виде, пытающуюся подняться на ноги, но у не ничего не получалось. Он вспомнил как еще утром, соседи переговаривались о намерении пойди к родственникам на свадьбу… куда делся ее муж Федор, было непонятно.

— Тетя, Марфа, давайте я вам помогу! — взваливая тяжелую руку себе н плечо произнес парень и с большим трудом дотащил ее в дом. Там с не меньшими усилиями он взвалил ее в супружескую постель, тяжело переводя дух. Картинка, которая пред ним открылась в свете потолочной лампочки компенсировала все затраченные усилия…длинное платье задралось почти до живота, оголяя ноги и промежность с полупрозрачными трусиками, сквозь которые явно выделялись большие половые губы, густо заросшие волосами.

Не удержавшись от соблазна, парень отодвинул край ткани в сторону и с наслаждением вдохнул терпкий запах зрелой женщины, потом он аккуратно стал засовывать в промежность свой указательный палец, норовя затолкнуть его во влагалище поглубже… добавил второй и сразу третий… внутри было мокро и тепло. Женщина зашевелилась, и Степка отпрыгнул от испуга, на безопасное расстояние, но «зов», мужской природы, был насколько силен, что он снова приблизился к соседке и на это раз стал ощупывать ее грудь… вначале через ткань, а потом опустив тесемки с плечей и отстегнув бюстгальтер… напрямую.

— У матери она намного меньше, но соски явно большего размера: — тихо зашептал он пытаясь всосать столь соблазнительные женские прелести в рот, Марфа, снова зашевелилась, бормоча пьяным голосом:

— Федор, я устала, сегодня секса не будет, если хочешь, можешь в задницу засунуть, у меня «опасные дни», могу «залететь»: — и захрапела, раскинув широко ноги.

— Ну раз женщина просит, нужно воспользоваться моментом: — довольно молвил парень и стащив свои брюки с вздыбленным членом с разгона попытался ей вставить прямо в жопу, но толи опыта не хватило, толи, она была слишком узкой, головка все время норовила заскочить в вагину… буквально пару движений в столь желанном отверстии вагины, привели Степана к оргазму. Так «сладко», ему еще никогда не было…потом он стал водить своей скользкой от смазки головкой по губам женщины и она рефлекторно стала ее посасывать, отчего член снова вздыбился… желая закрепить успех парень снова навис над женщиной и с силой вонзил член… на этот раз, эго остроконечный отросток вонзился в мочевик женщины, а он как оказалось позднее, был очень широким, еще при рождении и практически сразу туда слил семенную жидкость, но когда выдернул свой обмякший орган, из нее буквально хлынула горячая моча, обрызгав тело, с ног до головы…

— Вот, блин, «сходил за хлебушком», как теперь дома появится в таком виде? — ошалело бормотал парень, накрывая соседку тонким пледом…

Несколько прошедших месяцев, показало, что «выстрел» Степана во влагалище соседки не был «холостым», она забеременела и громко кричала за забором на своего мужа:

— Придурок, ну нафига нам на старости лет, такая «обуза», себя не можем прокормить, старшим деткам помогать надо, а ты скотина, меня пьяную «оприходовал», а аборт делать уже поздно…

— Да ни помню я ничего, мы тогда оба здорово «погудели», главное, чтобы здоровым родился, а дальше будет видно: — отвечал виновато, мужчина, на пальцах считая, скольких тут одиноких баб уже обрюхатил сам лично… помимо жены…

Главав3

После того первого сексуального опыта, Степан уже «бредил», своими похотливыми желаниями — просунуть свой писун не в кулачок, а в женскую вагину или ротик… вскоре ему такая возможность представилась…

После очередного отъезда отца на заработки, парень сильно заболел, температура не спадала почти неделю, Агрепина, чуть с ума не сошла от переживаний, так как это было весной в большом доме, хоть и горела печка, тепла на все комнаты не хватало, женщина чтобы согреть сына ночью стала ложится к нему в постель в одной «ночнушке», согревая своим теплом…

Пару раз, она усталая от бессонницы, замечала, как сын пару раз хватал ее за грудь и сильно вжимался пахом в задницу, но каждый раз думала, что это было чисто случайно… во сне, но уже перед самым выздоровлением, он сумел таки проникнуть в нее по-настоящему… проснулась женщина от сильных толчков в ягодицы и чувства полной наполненности своего влагалища… поначалу она даже дернулась, пытаясь освободится от «насильника», но потом почувствовала, томное тепло внизу живота… смирилась, а когда сын стал покручивать, столь чувствительные соски на груди пальцами, то поняла, что лучше притворится спящей…лишь когда юноша наполнил ее внутренности горячей спермой и уснул, уткнувшись носом ей между лопаток, Груня неистово задвигала пальцами по своему клитору и сцепив зубы… сладостно кончила…

— Охохох… «горюшко» ты мое, хоть бы не «залететь», как соседка наша: -тихо прошептала она и пошла подмываться. С той ночи, женщина приходила к сыну уже не по необходимости, а по желанию… Степан уже не таясь, сношал свою мать, так как понял, что она, была не против, притворяясь спящей… эта «игра» длилась, почти три месяца… проникновение было даже в рот и заранее смазанную жопу, но когда наступило лето… диапазон любовных игр намного расширился…

Парень мог запросто «оприходовать» Груню во дворе, когда она, наклонившись, работала в огороде, или в уборной… стоило ей лишь присесть как сразу же открывалась дверь и в ее рот устремлялся член сына. Было это и в летнем душе, и на сеновале чердака… пробовали они трахатся даже в речке, поздней ночью… но провалившись в яму, и на глотаясь воды, чуть было не утонули… поэтому экспериментировать стали исключительно на твердой почве…

Молодому юноше и зрелой женщине, было невероятно приятно приносить друг другу удовольствие, мать часто глотала его сперму и облизывая губы говорила:

— «Горюшко», мое, когда ты уже женишься? Мамка то уже у тебя старая, тебе бы с молодухой «закрутить», да где ж ее здесь отыщешь… или бабки старые или внучки маленькие… ох беда беда…огорчение. В город тебе нужно отправить на учебу, но без твоей помощи я точно не сдюжу… да и моя «мендюля» привыкла к тебе, даже соседа «отшила» …

Продолжались эти «шалости» почти год, в перерывах между отцовскими отсутствиями, но как ни старалась предохранятся женщина, все-таки забеременела, а судя по тому, что сыновий член, намного чаще наполнял ее матку спермой, большая вероятность была в том, что именно Степка ее и обрюхатил… к тому времени соседка как раз родила, чудесную девочку Катюшу, и даже в шутку говорила:

— Слышь, Степка зятем будешь, гляди какая «красотка», растет… прям загляденье… ну прямо для тебя…и глазки, на твои похожи…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *