Конвейерная Лола

Как прекрасно работать, когда вокруг тебя порхают бабочки! Ну или на худой конец, вьются милые барышни. Вот второй тезис мы и попробуем сегодня подтвердить. Работаю я на конвейере по сборке холодильников. Опущу подробности о 13-часовых ночных сменах. В течении двух месяцев подряд и без выходных. Гораздо приятнее будет рассказать о счастливом случае, произошедшем со мной недавно. И о той любви, что зажглась у меня чуть ниже пояса… Итак, место действия — цех. Конвейер движется, а на нём едут заготовки, которым вскоре предстоит обрасти разными деталями. А затем в готовом виде — радовать покупателей низкой температурой, а рабочих низкой зарплатой. И всё бы так и длилось в суровом мужском коллективе, если бы не появилась Лолита…

Посреди двух постов сварки, освободилось вакантное место сборщицы. И в одно прекрасное утро, из ниоткуда возникла хрупкая и миниатюрная девушка. Зачем, почему? Загадка… Вдруг наша работа озарилась новой целью, новым звуком — звуком её голоса. Чем-то похожим на голос Лупе Фуэнтес. Впрочем у всех малорослых и худых девушек голоса похожи. Зато какая она была стройная… Смуглая и резвая. Успевала делать всё — и работу, и нас веселить. Правда смех её был немного похож на лошадиное ржание, да и лицо вытянутое — с крупными зубами. Под стать. Но к этому привыкаешь. Особенно когда влюбляешься. Пальчики были стройные и смелые. Брались и за болт, и как выяснилось впоследствии — не только за него. Это была её первая работа в 18 лет. Хотя выглядела она гораздо моложе. Да ещё и в маске — дело происходило во время карантина. Поэтому мы её лицо сразу и не разглядели. Зато какие глаза — манящие, завлекающие… Одним словом — экзотика. Её имя я впервые разглядел в ксерокопии — Лолита. Действительно — так её и звали! Так вот. В краткие перерывы, пока один холодильник уже уехал, а следующий ещё не приехал, мы успевали с ней переброситься парой фраз. Пустяковых, порой ничего не значащих. Но как она изгибалась при этом, как же кокетничала! А один раз даже, наши руки соприкоснулись в попытке взять один и тот же болт. Это был как удар током. Целые сутки я чувствовал это прикосновение. На следующий день, перед началом рабочей смены, все рабочие здоровались друг с другом. И после крепких мужских пожатий, я взял руку Лолиты. Решив по старорежимному приподнять тыльную сторону её ладони, как бы в попытке поцеловать. Это же дама. Попытался удержать её ладонь в своей, чуть дольше — и попытка удалась! Она не убрала руку, всё время смотря мне прямо в глаза. Наживка закинута. После этого, какое-то время мы не встречались, поскольку её временно перевели на другое место. Затем после нескольких дней отчаяния, я снова увидел Лолиту подле себя. Та же самая — миниатюрная, хорошо пахнущая, стреляющая глазками. Затем был обед, и началось… После обеда нам объявили, что конвейер сломан — и до вечера не будет работать. Расходиться было нельзя, и каждый начал сам себя забавлять. Я посмотрел на Лолиту, она посмотрела на меня. Всё было понятно без лишних слов. Остальные рабочие разбрелись по разным углам цеха, и наш закуток стал свободен от посторонних глаз. Всё вокруг было заставлено холодильниками в два ряда, так что риск был мизерный. Поначалу мы начали говорить банальности друг другу. Постепенно сокращая расстояние. Двигаясь боком. В итоге мы оказались совсем рядом, и наши бёдра соприкоснулись. Она была смелой девочкой — и не отошла. А у меня это прикосновение вызвало мгновенную реакцию организма. Внизу живота потеплело, и постепенно хобот слона стал вытягиваться книзу — ища водопоя. Ло посмотрела на меня своим дразнящим взглядом снизу вверх. Я в ответ глянул на неё и снял маску. Она тоже. Мы стояли, прислонившись спиной к ленте конвейера. А бёдрами соприкасаясь между собой. Затем я как бы случайно коснулся её кисти, пальцами своей висящей руки. Провёл по её тоненьким пальчикам, гладя их. После чего схватил её ладонь и крепко сжал. Глаза её расширились, а рот приоткрылся. В атаку! Пока она стояла спиной к конвейеру, я обошёл её спереди — и опёрся своей левой рукой о конвейер слева от неё. А правой — справа. Таким образом я отрезал ей пути к отступлению. Хотя она уже была готова сдаться сама. Лолита стала дышать прерывисто, ждя чего-то необычного. И оно наступило: я чуть присел, и схватив её под джинсовую попку, поднял чуть повыше, и усадил этой самой попкой на край неработающего конвейера. Она чуть слышно ойкнула. А я, нежно прижав её уши своими ладонями, припечатал ей рот крепким поцелуем. Было божественно. Для неё видимо тоже, поскольку она закрыла глаза и расслабилась. Это послужило мне знаком к наступлению. Я провёл рукой по её затянутому в джинс бедру. Она вздрогнула. Другой рукой я придерживал её под спину. Вслед за этим, я переместил свою руку с бедра, на внутреннюю поверхность её ног. Она сжала их, таким образом сжав мою руку. Я не мог больше сдерживаться и начал двумя руками расстёгивать ей джинсы. Она открыла глаза и посмотрела на меня испуганно. Я успокоил её долгим поцелуем, во время которого мне удалось справиться с пуговицей и молнией. После чего просунул руку внутрь, и нащупал её трусики. А чуть выше голое тело под маечкой, которую я приподнял. Животик был плоский и упругий. Я не удержался и наклонившись — припал к нему серией поцелуев. Она обхватила своими ручками мою голову, как бы стараясь запихнуть её внутрь себя. Я водил языком по впадинке её пупочка, целовал вокруг и постепенно спускался всё ниже. Затем я отодвинул пальцами край её трусиков вниз, и под своими губами ощутил небольшую выпуклость. И я нежно лизнул клитор. Девочка вздрогнула. Я посильнее сдёрнул с неё джинсы, затем обхватил её талию двумя руками, а голову запустил ей в пах. И принялся там вовсю орудовать своим оральным отверстием. Лизал и посасывал её клитор, едва выдающийся наружу. Затем прервавшись, стянул трусики ещё ниже. Мне открылась поразительная картина. Я даже приостановился на мгновение. Её тайная щель была невинна и тонка. Малых губ не было видно, а большие были миниатюрными. Теперь я готов был упасть перед ней на колени. Что и проделал, хотя было довольно пыльно. Она попыталась отстранить меня, но я исцеловав её тоненькие ручки, нежно задвинул их ей за спину, и снова припал ртом к низу её животика. Она мелко вздрагивала как загнанный зверёк, но я ощущал как её наружные половые органы наливаются кровью, а из щели начинает сочиться какая-то жидкость. «Пора» — подумал я. Резко встав, я схватил её за талию и понёс на середину рабочей площадки. Там у нас лежал недоделанный холодильник — пустыми глазницами дверей кверху. Туда я и усадил своего малыша. Глаза она не открывала, только тихонько стонала. Всё это время я старался не убирать руку с её пипки. А под спину ей постелил свой рабочий плащ. В общем я засунул её в холодильник, и пристроился сверху сам. Было не очень удобно, но других горизонтальных поверхностей не было. Получилось что мы начали совокупляться в холодильнике. Когда я положил её, то одной рукой продолжил тереть клитор. А другой, резко выдернул свой пояс, сломав при этом застёжку. Затем одной рукой (вторая была занята) кое-как стащил свои штаны вниз. После этого, высвободив из трусов уже порядком заждавшегося красного коня, навалился на девушку сверху. Она открыла глаза, но сказать я ей ничего не дал, поскольку держа в руке член и нащупав её половые губы — резко вошёл в неё. Глаза у неё раскрылись ещё шире. Но преграды я не почувствовал, видимо был у неё уже не первый. Это подзадорило меня, и я принялся трамбовать её сильнее и быстрее. Она только вздрагивала каждый раз, не закрывая глаз, лишь прикусив свою нижнюю губу. Затем я отпустил одной рукой край холодильника о который держался, и нащупав пальцами её клитор, принялся массировать его. Тогда она закрыла глаза. Это придало мне сил, и я ускорил темп, одновременно ускорив движение пальцев. Она собралась закричать, но я закрыл её рот своим, долгим поцелуем. Затем она сжала зубы, приоткрыв губы — и стала мотать головой из стороны в сторону. Не открывая глаз, и болезненно зажмурившись. Я испугался что делаю ей больно, и не прекращая фрикций, приблизил рот к её уху, и тихонько спросил, хорошо ли ей. Она лишь попросила меня не останавливаться. Но я уже был на грани. И через пару движений я кончил ей внутрь, сам весь согнувшись в приятном спазме. Мне было стыдно что я не довёл её до оргазма. Но не мог себя заставить, из-за возможных, мимо проходящих рабочих. Я с виноватым видом вытащил уже опадающий член из её раздолбленного отверстия. Она открыла глаза, спросив «И всё?». Я виновато улыбнулся, и запечатлел на её устах благодарный поцелуй. Сказав затем, что ещё удивлю её. Тем временем подошёл вечер, и гудок возвестил о конце рабочего дня. Я подал ей руку, вытащив из холодильника, и мы быстро привели себя в порядок. И вовремя — вдалеке начала течь толпа рабочих, спешащая в раздевалку. Которая располагалась у нас в подвале, под цехом. Вдруг у меня мелькнула мысль… Я сказал Лолите: «Собирайся медленнее, и выйди из своей женской раздевалки последней — я буду ждать.» И вот я копошился в своём ящике, стараясь чтобы все остальные покинули мужскую раздевалку до меня. Наконец попрощавшись со всеми, я зажал в кулаке копию ключа, который сделал заранее. И выйдя последним, я увидел как по коридору идёт Ло. Я помахал ей рукой, и она воровато озираясь, поспешила ко мне. Я увлёк её внутрь и закрыл дверь изнутри на ключ. Тут же прижал её к матовому стеклу и чуть не плача от умиления, начал покрывать её поцелуями. Она радостно отмахивалась и смеялась, запрокинув голову, и опасно выставив кверху шею. Я, изображая опасную змею, кровожадно присосался к ней. «Ах!» — вскрикнула Ло, и я отстранился. На шее начал синеть небольшой засос. Я ухмыльнулся. Огляделся в поисках горизонтальной поверхности, но не найдя её, решил действовать не отходя от двери. Приподнял Лолку под попку, и устроил её ноги вокруг своей поясницы. Затем вспомнил, что ещё не снял с неё штаны. Снова поставил её на пол, и только собрался расстегнуть пояс, как вдруг за матовым стеклом показалась тень, и снаружи начал поворачиваться ключ! Вечерний обход! Я спрятал Лолиту за дверь, призвав её пальцем к молчанию. Затем вставил ключ со своей стороны, и громко топоча, вышел из двери — не дав охраннику опомниться. Затем сделал вид что иду к лестнице на выход. Охранник был новичком, и не зайдя внутрь раздевалки, продолжил обход, заперев дверь. Но ведь у меня была копия, и я крадучись вернулся, вставил свой ключ в скважину — и тихонько повернул его. Быстро зайдя внутрь, схватил свою испуганную девушку за руку, потащил её наружу, выпустив птичку из клетки. Лишь выйдя на свежий воздух из подвала, я весело рассмеялся. Ло, хотя и была напугана, тоже несмело улыбнулась в ответ. Миссия была выполнена, но не до конца. Я снова взял её миниатюрную ладошку в свою, и потащил её к проходной завода. Мы вышли на улицу. Город манил вариантами, но я выбрал один. Я знал как удивить мою новую спутницу. Наш путь лежал к паровозному музею. Ну там где собраны железнодорожные локомотивы и паровозы прошлых времён. Вот туда мы и направились. Это было в сторону действующего ж/д вокзала. Всю дорогу я держал её за ручку, а она в ответ благодарно тискала мою. Мне хотелось петь и плясать. Не мог дождаться, когда мы наконец вместе будем на месте. И вот наконец прибыли. Купили билеты. Прошагали под аркой, около которой стояла легендарная Овечка. Паровоз марки «Ов». И зашли на территорию собственно музея под открытым небом. Прошли мимо нескольких экспонатов, высотой с двухэтажный дом. Минули трофейный немецкий паровоз. И лишь когда отошли на порядочное расстояние от входа, я оглянулся: будки сторожа не было видно. Затем я увидел рядом с нами подходящий паровоз пятидесятых годов, выкрашенный в зелёный цвет. «Залезай!» — скомандовал я Лолитке. Она подчинилась, и схватившись за поручни — начала карабкаться наверх. Я же подталкивал её снизу, с тыла. И когда я ощутил в своих ладонях её округлые полушария, туго затянутые в джинс — у меня тут же резко встал. Когда же я залез за ней следом, из штанов у меня уже неприлично выпирало. Она, оглядевшись, остановила взгляд на моей выпуклости, и прыснула в кулачок. А заглядеться вокруг ещё было на что. Всякие рычаги, переключатели, колёса с ручками… Я посмотрел на топку. Нет, там мы точно не поместимся. Оглянулся назад — ба! За кабиной машиниста виднелся прицепленный тендер для угля. К счастью пустой. Манивший гладкостью своей отполированной поверхности. Ло перехватила мой взгляд, и потащила меня внутрь тендера. Я еле успел бросить на блестящую жесть свою куртку, как Ло бросила меня следом, и уселась мне на живот верхом. Мы лежали в тендере и обнимались. Нам было так хорошо, что даже не хотелось секса. Но тут Лолита почувствовала под собой инородный штырь, торчащий сквозь мои брюки. Глаза её раскрылись шире, она сразу задышала чаще. Щёки у неё покраснели, и она запустила свою ручку между нами. Нащупала молнию, расстегнула её и вытащила на свет, мой давно просившийся наружу орган. Не долго думая, она встала ногами по обеим сторонам от меня, и спустила свои джинсы до кроссовок. Затем снова села, и схватив мой колом стоящий член, со второй попытки вставила его в себя. Закинула мечтательно голову, и опустилась ниже. Теперь она закрыла глаза. И устроившись на корточках поудобнее, стала двигать тазом вверх, а затем вниз. Вверх и медленно вниз. Насаживаясь всё глубже. Трудно передать какие чувства я испытал, поскольку спиной я ощущал ледяной холод от железной, отполированной стали. Даже через куртку. Но я сосредоточился на том, что ей сейчас хорошо, и мой член меня не подвёл. К тому же это был второй раз за короткое время, и у Лолиты было время сполна насладиться своими ощущениями. А ей было очевидно приятно, поскольку она закрыв глаза, поднималась и опускалась всё быстрее. В итоге я сейчас понял что у меня будет оргазм, и сильно сжал руками её бёдра. Лолите это так понравилось, что она одновременно со мной начала испытывать уже свой оргазм, и вдруг закричала. Но её крик потонул в яростном гудке проходящей мимо электрички. Так что они прозвучали синхронно. Ло улыбнулась и открыла глаза. Таким закончился мой рабочий день, чего и всем желаю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *