Как я первый раз изменила

Мы столкнулись на дискотеке. Случайная встреча… Я не видела его достаточно долго, да и не хотела видеть. Свет галогеновых ламп. Я в умопомрачительно коротком платье (я всегда ношу только короткие платья или юбки). Он восхищённо смотрел на меня, глаза блестели животным огнём. Когда я садилась на стул у барной стойки, платье чуть подавалось вперёд, и можно было увидеть резинку ажурных чулков. Его взгляд был настолько тяжёлым, он как будто бы сжимал мою попку, гладил мои ноги на самом деле, я чувствовала каждое прикосновение, пусть и мысленное. Подошёл. В этом я даже не сомневалась. В глазах: Затаённая горечь, боль. Вижу, что не забыл. А он изменился. Что-то появилось в нём, чего не было раньше.

Похудел, осунулся… Но раньше я находясь рядом с ним, не чувствовала горячую влажность между ног и томленье внизу живота. Но я ведь тоже изменилась за эти годы… А может сказалось выпитое в немалых количествах спиртное… Мы познакомились два года назад. Я работала в казино, Рома, так его зовут, приходил играть. Тогда ему было 20 лет, мне 19. Избалованный отцом мальчик, который приезжал на шикарной машине, тратил немереные деньги, оставлял щедрые чаевые. Я замечала его неподдельный интерес ко мне, он не раз просил мой телефон, но я в тот момент встречалась с парнем (встречаюсь с ним до сих пор). Мой мальчик был простой, без особых намёков на состоятельность, работал в охране, но он меня устраивал. Он был у меня не первый, но только с ним я начала испытывать настоящий оргазм, он понимал и угадывал мои желания. Рома ослепил меня своим блеском. Хорошо выглядел, хорошо одевался, ездил на хорошей машине. Всё решил его величество Случай. Именно в тот момент я узнала, что мой парень мне изменял, хотя я сама не изменяла ему ни разу. Однажды я заехала к нему на работу в заведение, которое он на тот момент охранял. В зале было пусто, только он и его напарница. Верхом на нем. Его палец был у неё в заднице, при этом она быстро-быстро насаживалась на его член и орала, как мартовская кошка. Я пулей выбежала из зала и бежала не разбирая дороги, как убегает от преследования охотников смертельно раненый волк. Спотыкалась, падала, поднималась, бежала снова. Лишь пробежав немалое расстояние, я почувствовала, как по ноге течёт что-то тёплое. Вид крови всегда завораживал меня, доводя до исступления. Голова начинала кружиться, тело становилось ватным, состояние было похожим на предоргазменное. Коленка на левой ноге была изодрана буквально в клочья. Клочки кожи свисали в разные стороны. Кровь лилась и лилась, заливая дорогую туфлю, в ней уже буквально хлюпало от крови. Я почувствовала липкий ужас, схвативший меня за горло, сковавший всё моё тело, идти я больше не могла. Равнодушные прохожие с унылыми лицами проходили мимо, никто даже не пытался помочь. И тут, как джинн из бутылки, возник Рома. Как выяснилось позже, просто ехал мимо. С перепуганным лицом он выскочил из машины и стал помогать усаживать меня в салон, не боясь, что я залью кровью его дорогой автомобиль. Не помню, о чём мы говорили, я была близка к обмороку. Помню только запах крови в воздухе и своё бледное лицо в зеркале заднего вида. Он отвёз меня в травмпункт, на колено наложили швы. Оно стало потихоньку заживать, а мы с Ромой стали встречаться по вечерам. Целовались, разговаривали ночами напролёт, сидя в его машине. О сексе с ним я не думала, мне просто было приятно проводить с ним время. Я не говорила ему об отношениях со своим мальчиком, Эдгаром. Кстати, я ведь его простила. Простила на поверхности, но не сердцем. В душе росла неудовлетворённость, после встреч с Ромой к Эдгару появлялось какое-то отвращение. Особенно было неприятно лежать с Эдгаром в одной кровати после секса. Когда он засыпал, я уходила на кухню и просиживала там ночами, или засыпала сидя в кресле. Он думал, это последствия его измены, но это было не совсем так… Тогда я была на грани между тем и другим, считала Рому уже почти принцем, а Эдгара мерзким троллем. Оставалось переступить эту грань, либо шагнуть в сторону Ромы, либо в сторону Эдгара. И опять помог случай. Я была у подруги на Дне Рождения. Мы очень хорошо «приняли», больше, чем достаточно. И тут позвонил Рома, изъявил желание забрать меня. Мы ехали со скоростью под «180», и в итоге приехали к нему на дачу. Голова кружилась, ноги не слушались. Он вытащил меня из машины, завёл в дом. Я не собиралась с ним спать, отказывалась, сопротивлялась. Он говорил хриплым голосом, что я и так достаточно уже его помучила, и что после каждой нашей встречи у него яйца квадратные, что устал уже дрочить. На мне была короткая юбка, которая скорее показывала все мои прелести, чем скрывала (не зря мне мама говорила, что я провокатор, и когда-нибудь нарвусь, щеголяя в таком виде). Рома постоянно хватал мою руку, совал себе в трусы, я постоянно одёргивала её, он не выдержал, и стащил свои брюки вместе с трусами. Моему взору предстал небольшой тонкий член, совсем некрасивый, не как у Эдгара. У Эдгара член горделивый, большой, пульсирующий. Мне так нравилось, когда он заполнял мой ротик весь без остатка, упирался в нёбо. Когда он входил в меня, то доставал до самой матки, я чувствовала, как его головка в неё упирается, при этом по телу всегда проходили сладострастные судороги. А член Ромы напоминал маринованный огурчик, хотелось закрыть его в банку. — Раздвинь ножки, детка, — шептал он. — Ну же, ты же тоже этого хочешь! Его поцелуи стали какими-то неприятными, липкими, склеивающими. Я вдруг вспомнила почему-то сказку «Муха-цокотуха». Наверное, она чувствовала то же самое, когда паук оплетал её своей паутиной, что чувствую сейчас я, лёжа под Ромой. Только разница в том, что паук не хотел её выебать. Он хотел её съесть. Его палец шуровал в моей киске, как ёршик в бутылке. От этого там становилось ещё суше, вместо желаемой им влаги. Когда он в прямом смысле слова содрал с меня лифчик вместе с застёжкой, его взору предстали мои обалденные груди с острыми твёрдыми сосками, моя гордость, то он задышал ещё чаще и сильней. Глаза уже не просто блестели — они походили на кипящее масло. Схватившись за соски, он стал мять и крутить их, будто настраивал радиоприёмник. Я даже испугалась, что он сейчас мне их просто оторвёт. Я лежала как деревянная, и не чувствовала НИЧЕГО, кроме отвращения. Я поняла, что придётся покориться. Идти мне некуда, денег нет, а пешком до города идти как-то не очень хочется, тем более по дороге можно не одного Рому повстречать… — Киса, возьми его в рот. Не дожидаясь ответа, он стал пропихивать свой «огурец» в мой плотно сжатый ротик. — Ты что, не умеешь хуй сосать?! Тогда просто открой пошире рот! Я покорилась, и он стал ебать меня в рот, засаживая по самые гланды. Я едва не задохнулась. Мой рот был весь в слюнях и в его смазке. Почувствовала, как его член стал сокращаться. — Соси, соси!!! Аааах… Глотай всё до капли… Его сперма на вкус была, кстати, очень даже ничего. Вкусней, чем у Эдгара, походила на несладкую сгущёнку. Я почувствовала, что моя пизденка немного увлажнилась. В принципе, я всегда возбуждалась быстро, играла со своей писей регулярно, целку мне порвали давно. Рома увидел мой масляный взгляд и всё понял. Его дрын снова затвердел. — Зайка захотела мою морковку! Ну-ка становись-ка рачком. Я покорно повернулась к нему попкой и широко расставила ножки. — Мне нравится твоя бритая пися. — сказал он. Я всегда начисто сбриваю лобок, считаю это элементарным правилом гигиены, да и ощущения это гораздо усиливает, больше трения, прикосновений к клитору. Перед тем, как ввести член, он засунул в меня два пальца, а потом поднёс их к своим губам, попробовав меня на вкус. — Ты сладенькая. Такую шлюшку, как ты, можно драть ночами напролёт. Ты очень женственная и сексуальная, каждое твоё движение будто говорит «Еби меня везде!» После этих слов он поплевал на свой член и резко засадил его в мою истекающую соками вагину. Член скользнул внутрь меня, как будто бывал там неоднократно, вошёл как к себе домой! — Кисенька потекла… Схватив меня за полушария попки обеими руками, он так резко и с такой силой стал вгонять в меня свой хрен, что мои полные налитые груди качались из стороны в сторону, задевая сосками кожаную обивку кресла, что доставляло мне немалый кайф. Вид меня с раскоряченными ногами попкой кверху возбудил его настолько, что через пять минут он уже выпустил своё семя в мою глубину с громкими, хриплыми стонами. Я испытала разочарование, ведь была уже близка к оргазму. — Ты супер! — сказал он, повернулся на другой бок и уснул счастливый. А я до утра сидела на крыльце и курила, чувствуя себя обкончанной блядью. Вкус спермы до сих пор ощущался на губах. Я чувствовала, как из дырочки вытекает семя. Это был первый раз, когда я изменила Эдгару.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *