Юля

Я лишилась девственности, когда мне было 11 лет. Моим первым мужчиной был мой отец. Моя семья неблагополучная. У меня три брата. Они сыграли не последнюю роль в моей судьбе. Мой отец алкоголик. Моя мать умерла — рожая меня. Отец любил ее, если вообще был способен испытывать это чувство. До сегодняшнего дня я не могу понять как он ко мне относился. Он и любил меня и смертельно ненавидел. Наверное он любил во мне мать и ненавидел меня… или себя.

Тогда, когда мне было 11, он работал в магазине грузчиком. Домой он приходил редко, в основном отсыпаться, а так торчал с дружками в этом вонючем магазине, пил в подворотне или околачивался у какой-нибудь бабы. Вообще с женщинами ему не везло. Он был с ними груб. Даже любительницы остренького не выдерживали его крутого нрава. Хотя он был не уродлив, не смотря на то, что его способ жизни стал отражаться на его внешности. Он был высок, плечист и силен как бык. Темно рыжие волосы были так же густы как и 20 лет назад. Позже я узнала, что они у него густые и жесткие по всему телу, но об этом позже. Мою мать он знал со школы.

В 8-м классе она забеременела и отец, показав чудеса благородства, женился на ней, хотя ему самому едва стукнуло 18. Так родился мой старший брат Артем. Он старше меня на 7 лет. Я его плохо помню — он сбежал из дома, когда мне было 5. Через 4 года мать родила Антона, а еще через год — Пашу. Трое детей для грузчика и парикмахерши — это тяжело. Но надо отдать им должное — они старались изо всех сил. По крайней мере, судя по рассказам соседей и знакомым. Отец иногда выпивал, но не больше чем положено. Пьяный он мог поколотить мать, если ему вдруг казалось, что она кому-то улыбнулась. Но это не переходило границ того, что было повально во всех семьях.

У них был тогда как раз период обострения отношений, когда я была зачата. Отец нашел неплохую работу на заводе, появились деньги, дышать стало легче. Они сблизились и резвились точно подростки. Отец настаивал на аборте, но мать уперлась. Она говорила, что это благословение. Кроме того, ей очень хотелось девочку.

Она умерла на третий день после родов. Наверное, хорошо, что я ее не знала. Она была доброй. А если бы в начале своей жизни я узнала, что такое доброта, я бы не смогла все это пережить. А так… Когда не знаешь, что теряешь — терять легче. Отец со мной не церемонился. Я всегда его боялась. Но до потери сознания он меня не бил. Иногда по его взгляду мне казалось, что он еле сдерживается, но чувствует, что если сорвется, то прибьет. Я это знала, боялась и старалась не попадаться ему на глаза.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *