ЯТЕТ

— Красное к красному, черное, белое… это стирать на руках — размышляла я про себя, сортируя белье для стирки.

— А еще мне очень понравилось, когда мальчики играли для меня свою песню, знаешь было много свечей, да и заброшенный дворец культуры, а потом мы пили чай — щебетала моя племянница Лима, рассказывая о своей поездке в районный центр.

— Чай? Дворец культуры? — я растерянно повторила слова, выйдя из ступора.

— Ты опять меня не слушаешь? Мила! Где ты витаешь? О мальчиках думаешь? — подзадорила меня Лима.

— Это тебе о мальчиках нужно думать, а мне как-то уже поздно, да и к чему, у меня есть уже муж, чем не мальчик, только лет ему под сорок.

— Да, о мальчиках я там познакомилась, с двумя, прям муки выбора, добро и зло, черное и белое, один басист, а другой вокалист, у них группа исполняют что-то вроде металкора.

— Мне больше Данила понравился, он такой красивый, и целуется как Элвис.

— Ты же вела себя, как подобает приличной девушке?

— Ну, почти, так подразнила маленько, вел себя как девственник, смешно.

— О, Лима слышала бы тебя твоя мама.

— Теть ну ты меня же не сдашь? Я доверяю тебе. И у меня на тебя компромат, растлительница малолетних, невинных девушек — лукаво улыбнувшись, надула губки Лима.

— Ах ты, мерзавка, маленькая шлюшка — рыкнула я, и рванула на Лиму.

— Есть, у кого учится, дорогая тетушка, ты сама всему научила меня — выгнувшись грациозным телом, подавшись на встречу, съехидничала племяшка.

— Какие же у нее приятные губы, нежная чувственная кожа, вздрагивающая от ласкающих прикосновений, моих рук залезших под футболку. Небольшие, вздернутые, упругие груди, с розовыми сосочками реагирующие на прикосновение грубой кожи рук, стоном своей хозяйки. Зарывшись рукой в русые волосы девушки, и дернув голову назад, смакуя уже кожу шеи, подумывая оставить засос. Лима ловит мою руку и пытается направить в свою влажную промежность, на что, вплетая свои пальцы руки, в её, прижимаю к стене, сначала непокорную руку, а затем и тело. Девушка промежностью похотливо трется о мою ногу, свободной рукой ловко проникнув в шорты, пальчиками мягко раздвинув половые губы, теребит клитор, заставляя подаваться на встречу, ловить темп.

— Солнышко, ты спешишь, как всегда — от пульсации внизу живота, я начинаю терять контроль, и игру начинает контролировать Лима, резко вгоняя пальцы во влагалище. И все также в одном темпе высовывая и засовывая, рывками трахает меня, теперь вставшую раком, упершись руками, лицом к стене.

— Ты такая мокрая, открой ротик — с этими словами Лима, обводит по моим губам, своими пальцы перемазанными смазкой.

— Пососи, попробуй себя на вкус. Её пальчики погружаются в рот, где их встречает похотливый язычок.

Мои шорты спущены по колено, я избавляюсь от них, и футболки, помогая Лиме избавиться от её одежды.

Губы опять впиваются в порочные объятия, алых сахарных губок, руки блуждают по выпуклостям бедер.

Лимочка резко тянет меня за волосы, заставляя податься в сторону комнаты бросая прямяком

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *