История Вторая. Первое утро с сестрами

После вчерашних шалостей я все еще не мог поверить в случившееся. Интересно, о чем думали Саша с Аней. Ни о чем, наверное. Обе спали, обняв меня. В летний день хорошо спать голышом, девушки так соблазнительны. Такие беленькие, такие хрупкие, нежные. Усталые от вчерашнего. Видимо, сестры очень давно друг друга хотели, только не решались. А теперь… свершилось.

Как ни прекрасны девушки, нужно вставать. Вернувшись из ванной, я увидел, что девушки уже не спят, что-то обсуждают о своем девичьем и смеются. Девушки все так же обнажены, лежат на боку. Их груди так соблазнительны. Когда они увидели, что мой член начал тянуться к ним, их сосочки тут же ответили возбужденным твердением, по обнаженным телам побежали мурашки. Они улыбались, а их взгляды зачаровывали.

Переглянувшись, они встали и, взявшись за руки, обнаженные не спеша пошли в мою сторону. Они подошли совсем близко, глядя мне в глаза, остановились. Разомкнули руки, хлопнули меня по заду и прошли мимо из комнаты в ванну. Оттуда я уже слышал девичий хохот, похоже, они были очень довольны собой. Даю девчонкам немного времени привести себя в порядок. Шумящая вода, смешки девчонок, решил посмотреть, чего они там делают. А делают интересно, как будто ждали.

Обе красавицы стоят ножки вместе, нагнувшись над умывальником, выполаскивая остатки зубной пасты. Похоже, остальные процедуры они закончили. Такие красивые и стройные, хрупкие. В воздухе стоит запах мыла, воды и цветущих девичьих тел. Не удержавшись, я крадусь к ним. Нежно кладу руки им на бедра, веду выше по попкам. Девушки делают вид, что не замечают, но попки чуть приподняли и подались грудью вперед, наклонившись посильнее, чуть прогнувшись.

Я веду руками по их телам. Ножки. Попочки, талии… спинки. Нежно… лаская их, едва касаясь. Девушки продолжают делать вид, что не замечают ласк, но их тела покрылись мурашками, незаметно для себя самих они взялись за руки. Я веду по их спинам горячими ладонями вверх, обнимая плечи и шейки. Затем вниз, постепенно ближе к попкам уменьшая нажим, тихонько проскальзывая пальцами между половинками, тихонько лаская задние входики.

Для Саши ласка была привычной. Она долго ломалась, но ее попка все же лишилась девственности и время уже не просила, а просто требовала внимания. Девушка взяла за привычку хорошо ее мыть и ухаживать, чтобы всегда быть готовой к приключениям на попку и другим выдумкам. А вот Аня, похоже была там еще девственна. Половинки сжались, ощущения неразборчивы, но желания оттолкнуть не было.

Проводя еще чуть ниже уже по гладким нежным губам их девочек, я почувствовал проступившие капельки влаги. Веду нежно по щелочкам вниз… капельки помогают, руки легко скользят, лаская девушек. Обе сладко и глубоко задышали, прикрыв глаза… задрожали. Их руки крепче сжались, рты открылись, глотая воздух, девочки выпятили попки еще чуть сильнее, приглашая меня. Сладкие тихие стоны срываются с губ, когда я проникаю в них двумя пальцами.

Обе девушки очень чувствительны, но по-разному. Тела дрожат, груди колышатся, стоны тоненькие, они пытаются их сдержать, но не могут. Я вхожу в обеих глубоко-глубоко, поглаживая их внутри в поисках самых чувствительных уголков. У Ани непроизвольно широко раскрылись рот и глаза. Она выгнулась назад, пыталась сдерживать выдох полной груди, упершись рукой в умывальник, лишь бы только не застонать во весь голос. Боялась, что через вентиляцию нас услышат соседи по подъезду. Саша же тяжело дышала и тихо стонала, зажав себе рот рукой.

«Девочки, я хочу вас в попки» — шепчу я им, и чувствую, как в кисках стало еще мокрее, а у Ани она даже с силой сжалась. Влаги было уже достаточно. Я тихонько размазываю ее по заднему входику жены, не забывая смочить в киске еще раз, чуть надавливаю и прохожу внутрь. Теперь она не может зажимать рот рукой, ухватившись ими обеими за умывальник, она крепко сжала губы, горячо сопит носиком, мычит, с трудом сдерживаясь — лишь бы не сорваться и не застонать во весь голос.

Сашина попка уже пробовала ласки, и впустила меня легко. Почти сразу глубоко. И чем быстрее и глубже я входил в нее, тем громче она мычала, иногда все же размыкая губы, издавая страстный глубокий стон, переходящий в рык оголодавшей хищницы.

Анина попка была сжата. Она явно не была против, но расслабиться не получалось. С ее входиком пришлось дольше играть снаружи. Ласкать, гладить, нежить мягкими надавливаниями перемазанного ее соком любви кончика пальца. И так, потихоньку, она все же смогла меня впустит. Не решительно, робко. Все глубже и глубже с каждым движением я имею ее в две дырочки. А когда оба пальца вошли до конца глубоко, Аня ухватила себя рукой за грудь, горячо сжимая ее и начала в голос стонать, опустив голову вниз. Она сдалась.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *