Дороти

Вольный перевод рассказа Dorthea автор Just Plain Bob.

Ошеломленный до глубины души, я смотрел на него и до меня очень медленно доходило то, что он сказал.

— Вы уверены? Я имею в виду, что есть хоть малейшая надежда на ошибку?

— Мне жаль, действительно жаль. Я бы хотел, что бы все было иначе, но я абсолютно уверен.

Моя обратная дорога домой была просто ужасной. Как бы вы себя чувствовали, если бы доктор вам сказал, что ваша жизнь закончилась? Как сказать это жене? Как объяснить детям? И почему сейчас? Господь посмотрел на меня и сказал: «У тебя была хорошая жизнь Джордж. Все в ней было хорошо и теперь настало время подкинуть говна в игру».

Минуту назад – замечательная жизнь, а в следующую – конец, все закончилось. Это нечестно. Это просто нечестно.

+++++

Моя жизнь была похожа на сказку. Я был золотым мальчиком. Отличник, начиная с первых классов школы, заканчивая колледжем. Прекрасный спортсмен, освоил несколько видов спорта. Я был квотербеком в школьной команде, когда команда смогла подняться до регионального уровня. Я «сделал игру» почти за все команду (pitched a no-hitter) и совершил хоумран против Джеферсона, наше городского соперника, это было единственный раз, когда наша школа смогла их обыграть. У меня было 17 предложений из колледжей о дальнейшем обучении. Я выбрал Стейт.

Футбольный тренер в первый тренировочный день посмотрев на меня сказал: «Может ты и был квотербектом в старшей школе, но я вижу тебя в качестве ресивера». Я подумал, что он спятил, но первые годы в колледже я вел по количество уловов, набранным ярдам и тоучдаунам.

Я добился всего, чего хотел, и закончил колледж с 4.0 GPA. Я получил первое предложение на драфт, но решил, что с меня довольно футбола и пошел работать в XYZ корпорацию, уже через 6 лет мне удалось добиться поста вице-президента по маркетингу, но самым моим замечательным событием было то, что я встретил Дороти.

+++++

Мы встретились еще в 6 классе, когда физрук мальчиков и физрук девочек решили объединить классы, чтобы научить учеников танцевать. Моей парой была Дороти и с этого момента начались наши отношения, которые завершились нашей свадьбой через 2 года после окончания колледжа. Я потерял голову с первого мгновения, как взял Дороти за руки в спортзале. Настолько, что весь следующий год надо мной постоянно издевались одноклассники и друзья.

«Джордж влюбился в Дороти» и «жених и невеста», это то, что я слышал, наверно, каждый день. К сожалению, Дороти не чувствовала ничего подобного. Я ей нравился, но ей также нравились и многие другие парни. Когда родители разрешили ей ходить на свидания, я был всего лишь одним из многих.

Все немного изменилось, когда я занялся спортом. По мере того, как я становился все более успешным спортсменом, я становился более популярным, в школе всегда есть группа девушек, которым нравится спортсмены и которым нравится, что их видят рядом со школьными атлетами. Когда эти девушки начали проявлять интерес ко мне, тоже самое начала делать и Дороти. Уже в колледже я узнал от одной ее подружки, что Дороти считала, что я ее и буду ее, когда она нагуляется. Тем не менее, когда другие девушки начали обращать на меня внимание, Дот решила, что для нее будет лучше перестраховаться, прежде чем другие смогут меня заарканить и заставить забыть ее.

Мы начали регулярно встречаться и были парой почти на всем протяжении старшей школы. Я говорю «почти», потому что, как и все подростки мы периодически ругались и разрывали отношения только для того, чтобы через неделю или две снова сойтись. Самой главной проблемой был секс или точнее его отсутствие.

Каждый парень в моем классе хвастался, что уже стал мужчиной. Если им всем верить, я оставался единственным девственником в нашем классе. Я постоянно слышал вещи вроде: «В прошлую ночь я был с Беки на парковке, и она мне отсосала» или вроде: «Ты слышал насчет Ненси? Они и три парня…».

Все, что я смог получить от Дороти было несколько глубоких поцелуев. Когда я попытался положить руку ей на грудь, она дала мне пощечину и сказала: «Если ты хочешь шлюху позови Салли Мерфи» и после чего не разговаривала со мной в течение недели. Когда это случилось в третий раз, я позвонил Салли, но в результате все стало только хуже. Во-первых, если Салли и была довалкой, она брала выходной в те вечера, когда была со мной и, во-вторых, Дороти не разговаривала со мной месяц после того, как узнала, что у меня было свидание с Салли. Когда мы в конце концов смогли поговорить, то в результате расстались навсегда.

— Как ты мог так со мной поступить?

— Это была твоя идея. Ты посоветовала мне позвонить Салли.

— Но я не это имела в виду.

— Все что я знаю, что я сыт по горло быть единственным девственником в старшей школе.

— Хорошо, Джордж, мне жаль, но я очень ценю свою целомудренность. Я не буду заниматься рекреационным сексом только для того, чтобы доставить удовольствие тому, кто считает девственность преступлением. Я обещала своей матери, что я в брачную ночь буду девственницей и твердо намерена это сделать.

— Ок, тогда я полагаю мы с тобой расстались.

— Что? Почему ты это сказал?

Ты уже говорила, что не собираешься выходить замуж, пока не закончишь колледж, а это случиться только через 5 лет. Я не настолько привязан к своей девственности так, что я, проклятье, точно не собираюсь ждать еще 5 лет, чтобы избавиться от нее.

— Тогда, я полагаю, нам не о чем больше разговаривать, — и она встала и ушла. Я подумал, ну и замечательно, если это то, что ты хочешь, пускай так и будет.

Через месяц в школе был выпускной бал, и я пригласил Ненси Бикфорд. Дороти пошла на бал с Сэмми Вайн и, хотя я пытался игнорировать их обоих, каждый раз когда я смотрел в их сторону, я видел, что Дороти смотрит на меня. После бала я спросил Нанси, куда она хочет пойти, а она ответила: «В какой-нибудь мотель, я надеюсь, ты планировал трахнуть меня сегодня?»

Кто будет спорить? Ненси смеялась до слез, когда узнала, что я все еще девственник.

— Ты у меня будешь первым. Так что мы сделаем это, по-моему.

— Что это значит?

— Это значит, что я научу тебя, это делать так как хочу я.

— А обычно, это как выглядит?

— Мне говорят, что делать.

Я получил свой первый миньет, первый из трех за эту ночь, первый классический секс, первый из четырех, и первый анальный секс.

Но больше всего Нэнси хотела, чтобы ее киску вылизали. Ей особенно понравилось, когда я вылизал ее после того, как трахнул ее. Я был девственником и ничего об этом не знал поэтому, когда она сказала мне, что мальчики всегда слизывают свою сперму после занятий любовью, я поверил и сделал это.

Это было хорошо и плохо. Хорошо, потому что она сказала всем девушкам, что я сделал и я стал очень популярным. Плохо, потому что одной из девушек, которые слышали это, была Дороти. Мы с Нэнси встречались около месяца, а затем она начала встречаться с парнем из колледжа и бросила меня.

Не успела Нэнси исчезнуть из поля зрения, когда Сара попросила меня пойти с ней на свидание на каком-то семейном мероприятии, и той же ночью я оказался лицом у нее между ног. И уже она растрезвонили всем, что Нэнси не лгала, а через неделю после этого Сэмми Вайн начал хвастаться, что вскрыл Дороти.

После Сары были Бетси, Барб и Синди, и я слышал, что Джон, Билл и Майк встречались с Дороти. Это выглядело так словно она показывала мне, что она будет делать это каждый раз, как это делаю я.

Однажды, незадолго до выпуска, я сидел в кабинке в магазине по продаже газированной воды, когда Дороти скользнула на сиденье напротив меня.

— Как поживаешь?

— Хорошо.

— Ты мне больше не звонишь.

— Мне нечего сказать.

— Джордж, не будь таким.

— Не надо мне вешать лапшу на уши. Ты солгала мне, а потом встала и ушла от меня в последний раз, когда мы разговаривали.

— Я не лгала! Я никогда не лгала тебе.

— Серьезно? Как насчет: в брачную ночь я буду девственницей, и я не выйду замуж, пока не закончу колледж? Как насчет: я не буду заниматься сексом с кем-то, кто считает девственность преступлением? Теперь ты говоришь мне, что это не было ложью? Ты не замужем, но ты однозначно точно больше не девочка, и ты еще даже не поступила в колледж, не говоря уже о том, чтобы закончить его. Ты говоришь мне, что Сэмми, Джон, Билла и Майка нельзя считать сексом для развлечения? И я заметил, что у тебя не было абсолютно никаких проблем с тем, чтобы дать Сэмми то, что даже не подумала дать мне. Как я уже сказал, Дот, у меня нет причин звонить тебе, потому что нам нечего сказать друг другу.

+++++

Лето между окончанием средней школы и началом колледжа было для меня очень напряженным. Я работал на двух работах с частичной занятостью, пытаясь расплатиться за машину и иметь мелочь в кармане на тот момент, когда я пойду в школу. Мне все еще удавалось ходить на свидания два или три раза в неделю. Большинство моих свиданий были с девушками, которые хотели сами убедиться, что то, что говорили Нэнси, Сара и несколько других девушек, было правдой. В то лето я вообще не видел Дороти, но слышал, что у нее было довольно много парней.

Осенью я пошел в колледж, и жизнь стала еще немного сложнее. У меня по-прежнему была работа с неполной занятостью. В колледже у меня было по шестнадцать академических часов, кроме того, я продолжал играть в футбол. Достаточно девочек из моей старой средней школы посещали Стейт, так что я все еще вел своего рода половую жизнь. Но с работой, академической нагрузкой и футбольными тренировками один вечер в неделю и один день в выходные — лучшее, что я мог себе позволить. Это было немного, но все же намного больше, чем получали некоторые другие парни.

Несмотря на то, что Дороти должна была посещать Стейт, я ее не видел и ничего не слышал о ней или о том, чем она занимается. Мне было любопытно, но я не собирался спрашивать. Меньше всего мне хотелось, чтобы кто-нибудь сказал Дот: «Вчера я видел Джорджа и он спрашивал о тебе». Как оказалось, мне не о чем беспокоиться. Семейные проблемы не позволили ей начать осенний семестр.

Когда она начала весенний семестр, и я видел ее всего раз или два, а затем однажды, выйдя из класса, нашел ее в холле, ожидающую меня.

— Мы можем поговорить?

— О чем?

— О нас.

— Здесь больше нет нас, с того дня, как ты сказала, что нам больше не о чем говорить, а затем встала и ушла. И, насколько я помню, то, о чем мы тогда говорили, была девственность, которой ты собиралась придерживаться следующие пять лет. Та самая невинность, которую ты отдала Сэмми Вайну менее чем через три месяца.

— Я сделала это, чтобы причинить тебе боль, Джордж, а не потому, что мне особенно нравился Сэмми. Мне было ужасно больно, когда ты не пригласил меня на выпускной, и меня убило то, что я узнала, что ты с Нэнси, то, чем вы занимались. Это убило меня, Джордж, ты должен был быть моим. Но я закусила губу и пережила это, потому что ожидала, что ты вернешься ко мне после того, как избавишься от своих тараканов и закончишь с Ненси.

— Затем ты перешел от нее к Саре, и я взбесилась и сказала: «Ок, я ему покажу», и пошла на свидание с Сэмми. После этого каждый раз, когда ты встречался с новой девушкой, я встречалась с новым парнем, только чтобы отомстить тебе.

— Ну и зачем все это было, Дот?

— Можем ли мы просто перестанем кидать друг в друга камни, Джорджи? Разве мы не можем попытаться снова быть вместе?

Я действительно не знал, что на это ответить. Я скучал по ней, я все еще думал о ней почти все время, она по-прежнему была самой красивой девушкой, с которой я когда-либо был, но все же. .. черт, я не знал.

Она ждала, что я отвечу, и когда я промолчал. Она сказала: «Почему ты не можешь ответить мне, Джорджи? Это из-за секса? Это потому, что Сэмми получил это, что ты нет? Что ж, позволь мне сказать тебе, что ты дорогой только выиграл. Ты потерял свою невинность с одной из самых опытных девочек в школе, и судя по слухам ты очень хорошо провел время. У меня же все было иначе, как и у Сэмми, если уж на то пошло. Мне было ужасно больно, и я так сильно била его в грудь, пытаясь заставить остановиться, что у него потом неделю были синяки. Кроме этого, я залила ему кровью сиденье машины его отца, и ему здорово за это влетело. А потом добавь к этому тот факт, что мне это действительно не понравилось.

— Тогда почему ты продолжила это делать?

— Чтобы посмотреть, смогу ли я разозлить тебя.

— Ты продолжала трахать Сэмми, Джона, Билла и Майка, хотя тебе это не нравилось?

— Нет, мне просто не нравился Сэмми. Остальные были очень даже ничего.

— Ты так любишь секс?

— Это было довольно хорошо с Майком. Это было нормально с Джоном, Биллом и некоторыми другими, но Сэмми – полный отстой. Это было: раз, два, я позвоню тебе завтра.

— Так что, по-твоему, происходит с нами?

— У меня есть квартира за пределами кампуса, и я хочу, чтобы ты переехал ко мне.

— Откуда у тебя деньги на квартиру?

— Моя бабушка скончалась и оставила мне кучу денег. Вот почему я не начала весенний семестр, у меня были сложности с семейным бизнесом, о котором нужно было позаботиться.

— Ты хочешь жить вместе со мной?

— Да! И если ты скажешь «да», то я сделаю все возможное, чтобы наверстать упущенное и затрахать тебя до полусмерти.

+++++

И она это сделала, и она изо всех сил старалась продолжать в том же духе в течение последних четырнадцати лет. Женщина испортила меня полностью. Она баловала меня, обслуживала любым способом, мои желания были для нее законом и все такое. Наша сексуальная жизнь была невероятной. Даже прожив вместе четыре года, а затем поженившись четырнадцать лет назад, мы продолжали заниматься любовью пять или шесть раз в неделю. То, что в доме было четверо детей, нас не останавливало. Жизнь была прекрасна, а теперь вот это.

Я не мог встретиться с Дот, когда вернулся домой. Один взгляд на мое лицо, и она бы поняла, что что-то не так. Чтобы избежать этого, я сказал ей, что у меня проблемы на работе, и мне надо сделать ее дома до следующего утра. Затем я вошел в комнату, закрыл дверь, сел за стол и уставился в стену.

После часа или двух попыток разобраться в том, что сказал мне доктор, жалости к себе, я наконец вырвался из замкнутого круга. Я не был трусом, никогда им не был и не собирался им становиться. Я достал «Желтые страницы» и начал искать врачей. Я составил список из полдюжины или около того позиций и положил в свой портфель. Я хотел получить второе, третье, четвертое и, может быть, даже двенадцатое мнение. Одного мнения для меня было определено мало.

Список был составлен, настало время решить, что делать дальше. Я вышел из комнаты и пошел искать Дот. Если доктор был прав, у меня скоро не будет так много возможностей. Она была на кухне, мыла посуду, и я схватил ее за руку и сказал: «Женщина, у меня есть потребности», и утащил ее в спальню, где мы натрахались до изнеможения.

Спустя две недели суд присяжных был собран. Пять разных врачей сказали мне одно и то же. Отрицать это дальше было невозможно. Мне от этого не спрятаться, не убежать. Единственное, что оставалось сделать, это принять все лицом к лицу, сесть с Дороти и рассказать ей. Это было самой сложной частью плана. Нам было хорошо вместе. Мы идеально подходили друг другу, как рука в перчатке. Все говорили, что мы идеальная пара. Все говорили, что хотели бы быть похожими на нас.

+++++

Я взял выходной, чтобы поговорить с Дот, пока дети были в школе. Я не хотел бы чтобы она нас прерывали. Это довольно сложно не отвлекаться, когда Алиса входит в комнату со словами: «мамочка, Джош ударил меня» или, может быть, Мэри: «мамочка, ты поможешь мне одеть мою куклу?» или Кевин захочет, чтобы я показал ему, как зашнуровать его бейсбольную перчатку.

Я не мог подобрать слов. Я сидел и смотрел на женщину, заставившую мою душу петь, и не мог заставить себя выговорить и слово.

— Что это такое, Джорджи? К чему все это? Давай, Джордж, что такого важного, что тебе пришлось остаться дома, чтобы поговорить со мной?

Было тяжело, но я наконец глубоко вздохнул: «Две недели назад врач сообщил мне очень плохие новости. Я не поверил в них, поэтому пошел к другому врачу и получил альтернативное мнение. Я ему не поверил тоже, но после того, как еще три доктора провели анализы, я должен признать факты. Я не могу это отрицать и верить, что это пройдет, потому что этого не произойдет. Оно есть, оно злокачественное и оно убивает меня».

— Боже мой, Джордж, что это, рак?

Своего рода Дороти, но то, что у меня оно хуже рака. Рак разъедает тело. То, что у меня, бесконечно хуже, потому что оно разъедает душу. Когда я проходил ежегодный медосмотр, они обнаружили затемнение на моей простате. Сделали кучу анализов, и когда они вернулись, доктор, который был знаком с моим спортивным прошлым, сказал, что, должно быть, трудно не иметь сына, который бы пошел по моим стопам. Я спросил его, что он имел в виду, и он сказал мне, что я бесплоден.

Я не поверил, Дот. Как я мог быть бесплодным с четырьмя детьми в доме? Я проверил у четырех других врачей, и все они сказали мне то же самое. В добавок, когда я делал детям прививку от гриппа, я сделал тесты ДНК. Согласно тестам ДНК, Дот, у детей четыре разных отца, и ни один из них я.

— У тебя есть какие-нибудь комментарии, Дороти?

P.S. Примечание переводчика.

Каждый 13-й мужчина воспитывает чужого ребенка.. .. получили социологи, когда проанализировали анонимные результаты тестов ДНК.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *