Дорогие игрушки

«Я держу руку на твоем пульсе»

Все игрушки Элизабет безапелляционно попадали в одну из двух, выдуманных ею, категорий. Она была педантом и никогда не меняла своих правил — эта красотка всегда вешала ярлыки изысканно. Она предпочитала томно и долго наслаждаться дорогими вещами европейского стандарта, в то время, как китайские копеечные предметы Элизабет за краткое время ломала и портила, выбрасывая на помойку, как ненужный мусор.

В ее коллекции была лишь одна особенная вещь, подобно дорогой раритетной книге. Естественно сама вещь не догадывалась, что она чем-то особенна, положение не позволяло даже помыслить о подобном. Имя у игрушки было причудливое, на ее взгляд, — Данила. Но она никогда не называла его томно Да-ни-ла, выдыхая со стоном последние гласные буквы и смакуя мелодичностью сочетания звуков. Она предпочитала со злобой в голосе и строго произносить «Тварь» или со смешком «Соска». Именно эти два слова больше всего доставляли ей удовольствия, когда ее вещь была в ее абсолютной власти.

Элизабет собиралась на балет: примеряла дорогое колье от своего богатого ухажера и пару рубиновых сережек, рассматривая свое отражение в зеркале. Ее любимая вещь заменяла табуретку и со скрипом зубов напрягала все мышцы, боясь дать слабину и уронить Госпожу со своей спины.

— Заткнись тварь! — грубо произнесла девушка, хватая свою вещь за мокрые после душа волосы и поднимая его голову вверх. — От твоих всхлипываний я забываю, о чем думала.

Рыжеволосая огненная бестия знала, что со своей дорогой вещью надо обходиться очень жестко, иначе она перестанет повиноваться и Элизабет больше не почувствует изысканность ее вкуса. Из ящика своего столика она достала кляп и тут же одела парню на рот, сильно сжимая мягкие выбритые щеки. Кое где на лице Данила были порезы от станка для бритья, и уж по ним Элизабет с особым удовольствие провела своими длинными ногтями, впиваясь в свежие раны.

— У меня для тебя подарок, ничтожество, — с предвкушением произнесла Госпожа.

Вещь молчала — Даня не мог ослушаться. В комнате наконец-то воцарилась полная тишина. Элизабет осклабилась, легко улыбнулась, прокручивая свою фантазию в голове снова и снова.

— Мой любовник уехал сегодня на пресс-конференцию в Минск, поэтому сопровождать меня в театр будешь ты, — совсем скучно произнесла девушка и потрепала свою вещь за волосы, топя в мокрых локонах свои пальчики. Она почувствовала, как ее дорогая вещь вздрогнула от новости — блаженный момент.

Элизабет, наконец-то, встала со своего раба и подошла к шкафу, вытаскивая вешалки с рубашками и костюмами. Ей нравилось самостоятельно выбирать одежду для своей эрудированной вещи. Стоит заметить, что ее собственность не относилась к числу обычных подкаблучников, которых и без того масса, он был талантлив и умен, с необычайной способностью притягивать окружающих к себе. Он писал кандидатскую работу по ночам и, кажется, иногда в его снах исторические картины и закрученные понятия замещались мечтами о Госпоже.

Властная женщина выбрала костюм мраморного цвета, бордовую рубашку, а вместо галстука кинула на кровать ошейник из кожи с одним единственным кольцом посередине для поводка. Она хотела не только публично показать всем свою дорогую вещь, но и насладиться вечером, развеивая скучные моменты во время балета коктейлем из сладких слов своего раба.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *