Девушка в чёрном боди из квартиры номер девятнадцать

Он вошёл в подъезд и поднялся на пятый этаж. С каждым этажом его сердце билось все сильнее. И вот он стоит у заветной двери номер девятнадцать, кровь отдаёт в виски, а в штанах до боли тесно и мокро от той вязкой прозрачной жидкости, которая выделяется от неподвластного мужчинам нетерпения.

Тихонько зажужжал телефон, и на экране высветилось сообщение «Что стоишь? Заходи, не стесняйся». И он вошёл. Она стояла бесконечно сексуальная в чёрном боди и кожаных плетёных сандалиях в проёме комнаты в конце коридора и смотрела на него гипнотическим пронизывающим взглядом. Его дыхание остановилось, а взгляд устремился в пол. Ему казалось, что её взгляд проник ему в голову и прочёл все его тайные мысли и желания и от этого становилось ещё больше не по себе.

— А ты пунктуальный, — сказала она. — Раздевайся и покажи, кто передо мной стоит, девочка или мальчик, — добавила она с улыбкой.

Он, в испуге опомнившись, оторвал взгляд от её очаровательных ножек, которые украдкой рассматривал, и поднял глаза.

— Ну же! Я не буду повторять дважды.

Неужели вот так сразу? Эта девочка без сомнения любит шокировать. Вот уже его руки расстегивают пуговицы, а перед глазами пробегают картинки того, как за два часа до этого он нелепо пытается напялить на себя выбранные ею для него шёлковые чёрные стринги и спрятать в них свой торчащий член. Так и сейчас он стоит под её пристальным взором в этих чёрных мокрых от его соков стрингах с торчащим из них членом, не в силах снова поднять взгляд, в котором читается жуткий стыд и возбуждение.

— Какая красивая девочка тут у нас. Смотри, что у меня для тебя есть, — сказала она, держа в руках маску для сна.

Он погрузился в темноту и пошел, ведомый ею в комнату.

— Садись сюда и подними руки.

Как только он сел, на щиколотках и запястьях рук застегнулось что-то холодное.

— Открой рот.

В него тут же поместили круглый шарик, застегнув ремни на затылке. Что-то зажужжало, и ноги потащили вверх, пока лодыжки не оказались на уровне его головы. Теперь об был полностью беззащитен.

— Классная жопа, — сказала она. — Обожаю лишать невинности таких похотливых сучек, как ты, толстым резиновым членом и слушать, как они стонут. Но сперва тебя нужно подготовить.

С этими словами она на дела резиновые перчатки, сдвинула в сторону стринги и медленно начала намазывать гель. Сначала она просто намазывала и массировала, затем проникла внутрь одним пальцем и начала осторожно вращать им, вытаскивать и снова погружать. Чуть позже пошли в ход два пальца.

Он лежал и чувствовал холодок и непривычные движения у себя внутри. Тишину прервали новые жужжащие звуки.

— Пора чуть-чуть разработать твою узкую дырочку, шлюшка, — и тут он почувствовал, как в него начало проникать что-то вибрирующее.

— У-м-м-м-м… — замычал он и попытался отстраниться, выгибая тело.

— Потерпи, малышка. Это самая маленькая пробочка, которая у меня есть. Скоро твоя дырка будет принимать члены любого размера.

Она то ослабляла нажим, то снова усиливала, крутила, совершала короткие движения туда-сюда. Затем давала отдохнуть и привыкнуть к ощущениям, потом снова надавливала с новой силой и слышала такое привычное «У-м-м-м-м», которое они слышала сотни раз на этой кровати. Она точно знала, что случится дальше и представляла, как будет жёстко ебать эту шлюху, которая строит из себя сейчас недотрогу. Но это позже, немного позже.

Вот оно, прерывистое «А-а-ах», когда пробка проходит через сфинктер. Первый шаг на пути к цели пройден. Член начинает реагировать, вздрагивать.

— Вижу, девочке нравится. Сегодня мы сделаем из тебя настоящую блядь, — сказала она и начала медленно накачивать воздухом анальную пробку, пока снова не услышала стоны. Тело его выгнулось, насколько позволяла поза. Сделав небольшой перерыв, она снова это повторила, а затем снова и снова. Очень медленно, раз за разом в течение получаса она увеличивала диаметр. Опять и опять она слышала ласкавшие её сердце стоны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *