Баскетболистки. Глава 1

Уже не молодая, но всё ещё интересная женщина сорока пяти лет, работница деканата, вот уже около двадцати минут тайком разглядывала из-за своей стойки молодого профессора, только что прибывшего из столичного ВУЗА.

По мнению женщины, профессор был очаровательным мужчиной с копной каштановых непослушных волос и простыми квадратными очками в чёрной оправе, которые подчёркивали его интеллект и придавали некий шарм. Лёгкая щетина и мешковатый серый свитер производили впечатление лёгкой неопрятности и в то же время определённого простого стиля.

Перед сотрудницей деканата лежали бумаги о зачислении молодого профессора в штат их ВУЗА, а также личное дело самого профессора. По документам Виктор Сергеевич Мордашов, тридцати пяти лет, разведён, детей нет. Преподавал в столичном ВУЗЕ высшую математику. Бывший спортсмен, легкоатлет. Завидный мужчина, не могла не подметить одинокая дама.

Он сидел ровно, с кожаной сумкой на коленях. Листал брошюрку «спортфака». Открывшаяся дверь кабинета декана, заставила женщину оторвать взгляд от молодого профессора. Из кабинета выпорхнула юная студентка, высокая и крупная. Она пробежала мимо профессора, смерив его заинтересованным взглядом. Мужчина слегка улыбнулся и встал.

— Проходите.

Сотрудница деканата вежливо улыбнулась и указала на дверь.

— Спасибо, — кивнул профессора и дважды постучавшись, вошёл в кабинет главного декана спортивного факультета.

Молодой профессор едва узнал старого друга. От былого подтянутого боксёра под два метра ростом не осталось и следа. Комплекция вроде та же, но товарищ прилично растолстел и обмяк.

— Прошу прощения, наверно я ошибся дверью.

Профессор развернулся и взялся за дверную ручку. Из-за стола раздался громогласный хохот:

— На себя посмотри. Ты что в последние годы ничего кроме книжки в руках не держал? Что это ты напялил на уши?

Профессор повернулся обратно, скрывая улыбку, так и просящуюся на уста:

— Лучше уж поглощать книжные страницы, чем тонны углеводов.

Декан вышел из-за стола и подошёл вплотную к старому другу. Двухметровая глыба нависла над молодым профессором, уперев руки в бока. Они несколько секунд мерили друг друга взглядом, как боксёры на взвешивании, а затем грузный декан заключил своего товарища в медвежьи объятья:

— Эх, Витька, сто лет тебя не видел и столько бы ещё не видеть.

— Не ври, ты скучал по мне. Без меня твоя жизнь скучна, посмотри на себя, разжирел как Джабба Хатт.

Молодой профессор похлопал друга по пузу. Декан рассмеялся и развёл руки:

— Зато посмотри, как устроился. Да здесь можно в гольф играть.

Виктор быстренько осмотрелся. Кабинет был действительно просторным. У дальней стены деканский широкий стол, а у стен расположились шкафы с книгами и кубками. Пол устилал мягкий ковёр, а центр кабинета ничего не загромождало.

— Просторно, но ты даже мячик не увидишь из-за своего пуза, какой тут гольф.

— Кто бы говорил, мой четырёхглазый друг.

— Между прочим очки мне идут.

— Кто это сказал, твоя жена?

Повисла неловкая пауза. Декан тут же опомнился:

— Извини. Я всё никак не могу поверить, что вы развелись. Просто в голове не укладывается. Десять лет вместе.

— Ладно уж.

Виктор уселся на стул и махнул рукой товарищу:

— Давай, Генка, рассказывай какие у меня тут перспективы.

Мужчины углубились в детали назначения Виктора на должность профессора кафедры. Преподавать он будет биохимию в ближайшие полгода. В дальнейшем друг декан сулил ему пост заведующего кафедрой «Физиологии и биохимии». Когда деловые вопросы был утрясены, декан поставил на стол коньяк и две рюмки.

— Посреди дня? – усмехнулся Виктор.

— По маленькой, за встречу.

Они выпили и поговорили о своих семьях. Обсудили развода Виктора и семью декана. Тот всё ещё был женат и имел двух спиногрызов. У Виктора детей никогда не было.

Они просидели около часа обеденного времени и разошлись по своим делам. Молодой профессор отправился домой готовиться к первому рабочему дню.


Первый день оказался невероятно тяжёлым. Студенты всегда вольно ведут себя с новыми преподавателями. Виктору пришлось очень потрудиться, чтобы поставить их на место и хоть немного просветить эту массу об основах биохимии.

Близилась зачётная неделя, а отстающих по его предмету хватало. Опрашивая студентов на последней паре, молодой профессор наткнулся на фамилию Романюк.

— Кто такая Анастасия Романюк? – поднял голову профессор.

— Это баскетболистка. Редко на пары ходит, — откликнулась одна студентка заучка.

— Это я вижу. Сплошные пропуски.

Виктор почесал затылок:

— И как она собирается сдать предмет? – спросил он скорее себя, чем группу. – Ладно. Настоятельно прошу передать этой баскетболистке, что я не делаю поблажек для спортсменов, и ей желательно явиться ко мне на разговор.

Студенты пообещали передать послание нового профессора. Помимо этой Романюк, были ещё заядлые спортсмены, у которых тоже было много пропусков. Что за отношение в этом ВУЗЕ к посещению занятий…


На следующий день, и в течении недели, эта Романюк так и не явилась к нему. Виктор уже и забыл, у него хватало проблем. Постепенно он обживался в новой должности и прослыл, как беспринципный профессор, который требует знаний и не делает поблажек. Но в тоже время, как нашептал ему друг декан, по факультету ходили слухи, что многие студентки считают его «секси». Виктор довольно часто на парах ловил влюблённые взгляды юных девушек, но не придавал этому значения. В прошлом ВУЗЕ такая тенденция тоже имела место быть. Он привык. Но раньше от соблазна его отделял брак и любимая жена, а сейчас… Порочные мысли разумеется приходили ему в голову, но работа спасала.

Часто он замечал, как затихали девушки, когда он проходил мимо, и чувствовал их взгляды за спиной. А вот парни его не жаловали, но со временем привыкли к новому профессору и серьезно отнеслись к его требованиям. Даже друг декан намекал ему, что тот слишком жёсток со студентами, нужно быть помягче.

Виктор с первого дня понял, что весь ВУЗ от деканов до ректоров, коррумпирован до нельзя. Зачёты и экзамены ставились за деньги или щедрые подарки, а спортсменам и вовсе прилетали автоматы. Но новый профессор, привыкший к строгости и дисциплине столичного ВУЗА, не собирался подстраиваться под эту прогнившую систему.


В один из вечеров, когда пары уже закончились, а Виктор собирался домой, ему позвонил декан и попросил зайти в спортивный зал. Зачем не сказал.

Виктор нашёл своего грузного товарища на трибунах вверху, восседающего в гордом одиночестве. Он мирно кушал орешки и смотрел снизу-вверх на тренировку женской баскетбольной команды. Молодой профессор подсел к другу и выхватил у него пару орешков:

— Что я здесь делаю?

— Смотри вниз и наслаждайся.

Виктор сел поудобнее и стал наблюдать вместе с товарищем. По баскетбольной площадке туда-сюда бегали высокие, молодые и крепкие девчонки в коротких шортиках. Стук мяча и скрип кроссовок резал слух. Теперь Виктор понял, зачем его товарищ декан решил посидеть здесь в вечерний час, а не идти домой к жене и детям.

Молодые крепкие, пышущие здоровьем кобылицы приятно радовали взор. Все девки были, как на подбор: высокие, мясистые, с большими крепкими ягодицами и массивной грудью. Всё это девичье добро тряслось на бегу, радуя глаз. На поле было с десять девок, две сидели на лавке запасных. Невысокого роста тренер в спортивном костюме, то и дело дул в свисток и громко бранился на своих подопечных. Виктора поразило, то какие слова подбирал тренер и как вольно ругал юных студенток:

— Быстрее двигай своей большой жопой, Степанчук! Бегаешь, как в штаны наклала! Второй раз бровку проиграла!

— Викуля, дорогая, какие у тебя проблемы?! Хватай её за сиськи, да хоть соски выкрути, но не дай перепрыгнуть себя! Или на соревнованиях так же будешь позволять заскакивать на себя? Щёлку её будешь нюхать, пока она кладёт мяч в корзину над твоей головой? Смелее прыгай и иди в отбор!

— Боярская, иди на лавку! Не могу уже смотреть на тебя, дышишь, как загнанная лошадь! Ещё раз увижу с сигаретой, засуну сама знаешь куда!

Когда одна девушка забросила дальний трёхочковый, тренер своеобразно похвалил её. Пробегая мимо него, девушка получила одобрительный шлепок по аппетитной заднице. И она никак на это не отреагировала, как будто это нормально, так заведено. Неужели подобная атмосфера царит по всех женских спортивных командах?

Грузный декан довольно любовался на происходящее:

— Смотри, как носятся лошадки мои. Гордость ВУЗА. Двух кратные чемпионки области. Эти девки просто породистые кобылки, не знают устали, всех уничтожают на своём пути. Ещё бы, с такими-то данными, специально подбирали девок покрепче.

— Как-то странно этот тренер с ними разговаривает. Это вообще нормально?

Декан отмахнулся и указал сальным пальцем на лавку:

— Но ты посмотри туда. На вот ту чернушку с полотенцем.

Декан указывал на крупную брюнетку, с волосами, убранными в хвост на затылке. Она вытирала пот со лба белым полотенцем. Не плече была капитанская повязка. Но с такого расстояния трудно было разглядеть её лицо. Декан продолжал:

— Наш капитан. Лучшая в команде, самая мощная и бросает, как Джордан. Но ты взгляни на эти ляжки, старик. Присмотрись. Клянусь, Богом, в жизни не видел более крупных и мощных лях. Да она просто ломовая кобыла, всех проходит, как танк.

Виктор присмотрелся и узрел то, что так нахваливал его товарищ. Бёдра девушки действительно были массивными и широкими. Как ляжки штангиста, скорее всего она тоже любит бывать в качалке.

— Эта баба давно сводит меня с ума, — продолжал декан. – Ей всего двадцать один год, а какая крупная самка, а? А сиськи, просто огромные, присмотрись. Но это не мешает ей бегать быстрее всех.

— Значит так ты коротаешь вечера, — усмехнулся молодой профессор, разглядывая капитаншу.

Всё, что говорил про неё декан, было близко к истине. Девка была крупной, даже с такого расстояния, высокой, примерно 1, 85 м., и с ярко выраженными формами.

Виктор краем уха услышал знакомую фамилию, и девушка-капитан вышла на поле. Он нагнулся к декану:

— Как фамилия этой барышни?

— Настя Романюк, а что?

— Она в одной из моих групп, вот только у неё сплошные пропуски. Я говорил студентам, чтобы они прислали её ко мне, но та так и не явилась до сих пор.

Декан усмехнулся:

— Это гордость института. Ей можно смело ставить автомат. Но ты же у нас не такой, помучить девку хочешь?

— Мне нужна хоть крупица знаний от студентов. Если она не явится ко мне, не видать ей зачёта.

— Хочешь выгнать нашего капитана из университета? – краем губ улыбнулся декан, всё ещё глядя на площадку.

— Не хочу я никого выгонять, но и автоматы просто так ставить не буду.

— Ладно. Если гора не идёт к Магомеду, ну ты понял. После тренировки отведу тебя в раздевалку, поговоришь с прогульщицей.

— В раздевалку?

— Ага.

— В женскую раздевалку?

Декан лишь усмехнулся:

— Скажем так, у меня свои привилегии и особое отношение с этими барышнями.

— Что?

Декан прервал друга взмахом руки:

— Увидишь.


После тренировки он действительно повёл Виктора в женскую раздевалку. Молодой профессор всю дорогу причитал, что это не нормально, входить в женскую раздевалку в принципе.

— Это не этично, чёрт побери. Да что у вас тут происходит?

Но грузный декан молча и без стука вошёл в раздевалку и затащил туда своего товарища. Виктор с порога ошалел и покраснел, желая исчезнуть отсюда, раствориться в воздухе.

По всему периметру просторной раздевалки расхаживали мокрые, потные девицы. Кто в коротких шортах, кто в трусах, кто вообще с голой грудью, кто в чём мать родила, лишь полотенце в руке. Женский гул и шум из душевой, запах резкого пота и гелей для душа. Всё смешалось в одну невероятную картину маслом. И лишь, когда вошли мужчины, девки резко прикрылись, кто чем успел. Но отнюдь не удивились приходу декана, все взгляды были устремлены на молодого профессора.

— Знакомьтесь, девочки, это Виктор Сергеевич, наш новый преподаватель Биохимии и мой старый друг!

Декан обнял друга за плечи:

— А это мои лошадки, мои чемпионки! Победоносная орда!

Декан поймал двух девок и прижал к себе, обняв за плечи. Одна была лишь в полотенце, едва скрывающем ягодицы, а другая в белых кружевных трусах и майке, сквозь которую проглядывали крупные соски. Виктор прибывал в лёгком шоке. Все девушки смотрели на него. Кто смущённо и прикрывая грудь, а кто с игривым любопытством. Одна девушка вообще сидела с голой грудью и распахнутыми ногами, лишь полотенце на бёдрах, прикрывало её промежность.

В этой душной атмосфере очки профессора запотели, и он протёр их, что позабавило некоторых девушек.

— Как вам мой друг? – поинтересовался декан у двух полуголых девушек в его объятьях.

— Красавчик, — кусая ноготок промолвила та, что в майке.

— Такой мужчина…, — протянула вторая и захихикала.

Мимо Виктора прошла высокая блондинка в узких трусиках и спортивном топике. Она прошествовала на носочках, виляя крепкими ягодицами.

— Шлюха! – засмеялась одна из девушек и шлёпнула блондинку по заднице.

Декан резко обернулся:

— Что она сделала? – спросил он с вызовом.

— Жопой перед профессором крутила, — сдала её подруга.

— Сука! – выругалась блондинка на подругу.

— А ну-ка иди сюда, белочка!

— Ну Геннадий Викторович!

— Бегом ко мне, кудряшка!

Блондинка смущённо прошествовала к грузному декану, по дороге кусая ноготок и делая глазки. Она сразу же попала под мышку высокому властному мужчине, хоть и уступала ему в росте совсем немного. Две другие девушки ретировались.

— Значит вертишь жопой, перед моим другом, причём профессором университета?

Декан погрозил пальцем студентке, имитируя грозный тон. Блондинка исподлобья невинно смотрела на декана:

— Я так больше не буду.

Виктор внимательно смотрел на эту девушку, поражаясь её фигуре. Живот плоский, талия узкая, а бёдра овальные, гладкие и массивные, широкие плечи, высокая полная грудь. А волосы светлые, длинные и кудрявые. Хороша чертовка, — подумал Виктор.

Рука декана опустилась на попу девушки и дважды сжала упругую ягодицу. Виктор обомлел. Декан лукаво подмигнул товарищу и шепнул что-то на ухо девушке. Она на секунду смутилась, но кивнула.

— Ладно, иди.

Шлёпнув блондинку по попе, декан отпустил её. Виктор вопросительно вылупил глаза на своего грузного товарища, тот лишь пожал плечами и повернулся к группе девушек.

— Где Романюк?

— В душе.

Словно услышав декана, из-за угла вышла крупная брюнетка, обёрнутая в белое махровое полотенце. Она застыла на месте, глядя на молодого профессора. Виктор чувствовал себя белой вороной в этой среде.

— Поди-ка сюда, Романюк, — махнул декан.

Две крепкие ноги, с широкими стопами и большими рельефными икрами, прошествовали по направлению к мужчинам. Махровое белое полотенце со скрипом держалось на массивных бёдрах брюнетки. С близи девушка выглядела ещё более внушительно. Бёдра, как у штангиста, бронзовый загар, широкие плечи и выдающаяся грудь. Прямые черные волосы расплескались по спине. На лицо брюнетка была очень даже не дурна. Карие глаза, широкие скулы, пухлые губы и тонкий носик. В этой простоте была некая грация и порода. Чувствовалось, что девка знает себе цену.

— Здрасьте, — кивнула она молодому профессору.

— Добрый вечер.

— Романюк, Виктор Сергеевич жалуется, что ты прогуливаешь его пары и не приходишь даже обсудить это.

Декан приобнял высокую брюнетку за широкие плечи. Она не сильно уступала ему в росте, но была на голову выше Виктора.

— Виновата, никак не могу найти время.

Такая наглость поразила профессора:

— А ты уж попробуй найти его, Анастасия, иначе не представляю, как ты сдашь зачёт.

Молодая брюнетка покосилась на декана, а он лишь пожал плечами:

— Он у нас такой.

— А что у вас за предмет? – поинтересовалась девушка.

Виктор вспыхнул:

— Ты даже преподавателей своих не знаешь!

Анастасия пожала плечами, ни капли не стыдясь.

— Биохимия!

— Ааа. Поняла.

Повисла тишина. Молодой профессор не выдержал:

— И? Когда тебя ждать?

Крупная брюнетка задумалась:

— Завтра вечером я зайду к вам на кафедру.

— Отлично! Буду ждать.

Декан одобрительно похлопал девушку по спине и отпустил. Анастасия Романюк, вильнув своим внушительным крупом, отошла к своему шкафчику.

Декан обратился к команде:

— Желаю вам удачи в следующей игре, курочки мои! Надерите им задницы!

Девушки весело загудели. Вокруг то и дело стали мелькать голые задницы, и все как на подбор, крепкие и крупные.

— Идём? – толкнул Виктор друга.

Он уже давно сгорел от стыда. Декан подмигнул кудрявой блондинке:

— Белкина!

Она кивнула. Декан приобнял друга за плечи, и они покинули душную женскую раздевалку. Виктор тут же с подозрение спросил:

— Что тебя связывает с этой Белкиной? Что ты ей сказал?

Декан загадочно улыбнулся:

— А ты как думаешь, Вить?

— Только не говори…

— Конечно. Я трахаю её, а она получает зачёты автоматом. Эта сука чертовски обожает ебаться. При чём я беру её исключительно в задницу.

Молодой профессор застыл на месте:

— Что? Что?

Декан тоже остановился:

— Хочешь присоединиться сегодня?

— Нет! Господи, нет! Гена ты что? А если кто узнает?

— Не думай, что я такой не осторожный. Всё схвачено. У нас взаимовыгодные отношения. Нет причины кому-то их нарушать. Ты идешь?

— Я еду домой. Дурдом какой-то!

— Как знаешь.

Они распрощались. Декан загадочно смотрел в след другу. Он был уверен, что Виктор не продержится и недели. Какая-нибудь лошадка да соблазнит его. Так же декан нашёл свой интерес в ситуации с профессором и Романюк. Он давно хотел залезть в трусы этой кобылки, да вот неприступна та была.


Теперь молодой профессор иначе смотрел на место своей работы. Коррумпированность в этом учебном заведение не ограничивалась денежными взятками, тут в ход шла и натура. Интересно, многие ли преподаватели, помимо декана, берут такого рода взятки?

На следующий вечер Виктор остался один на кафедре и долго ждал появления этой наглой капитанши баскетбольной команды. Все его коллеги уже давно ушли, а он прождал больше часа. Виктор понять не мог, зачем он всё ещё ждёт, давно пора уйти. Совсем обнаглела, девка.

Он уже взял сумку и пальто под руку, как в дверь постучались. Виктор застыл на месте:

— Эм… Да? То есть, входите.

Это была она. Еле помещавшаяся в дверной проём. Как кобыла на стероидах. Молодой профессор осел на стул, не в силах произнести не слова. Сейчас она была ещё выше в чёрных туфлях на узкой шпильке. Но не рост девушки поразил профессора, а её ноги. Брюнетка была в короткой узкой юбке до середины бедра и пуловере с V-образным вырезом. Бедный профессор не знал куда смотреть.

— Добрый вечер, — бросила девушка, разглядывая кабинет кафедры. – Давненько я сюда не заглядывала.

Она медленно ступала по полу, а профессор не мог оторвать взгляда от пары массивных мускулистых ног. Одно её бедро было размером с профессорский торс. Икроножные мышцы рельефно оттягивали кожу. Грациозно пройдясь по кабинету, девушка упала на стул рядом с профессором, раскинув свои большие мощные ляжки.

Виктор с трудом поднял взгляд вверх, но и там зацепил краем глаза полукружья пышной груди. Девушка, слегка наклонив голову на бок, внимательно разглядывала профессора.

— Итак, — начал Виктор. – Начнём с того, что у тебя сплошные пропуски, и чтобы сдать зачёт, тебе нужно за неделю выучить весь трёхмесячный курс.

— Угу, — кивнула брюнетка, глядя на свои ногти. – А ещё какие варианты?

— Никаких, Анастасия! Только знания, хотя бы немного.

Девушка вздохнула и посмотрела на симпатичного профессора:

— Ваша Биохимия –это полная хрень! Скукота смертная. Углеводы, аминокислоты, нуклеотиды и прочая чушь. Я всё это знаю, мой рацион тщательно подобран и рассчитан на определённое кол-во белков, углеводов и прочего. Но ваш предмет сплошная скука. Эти формулы, заумные названия простых вещей, не. Мне это не по душе.

Виктор потерял дар речи. Вот же наглая! Привыкла, что ей просто так всё ставят! Он тряхнул головой:

— Так, Анастасия! Либо ты мне предоставляешь хоть какие-нибудь знания на тройку, либо ничего у нас с тобой не выйдет. Зачёт ты не получишь.

Брюнетка вдруг резко набычилась и раздула ноздри:

— Я всегда получаю зачёты!

— Но не у меня. Твои спортивные заслуги для меня ровным счётом ничего не значат.

Брюнетка сузила глаза, а затем откинулась на стул и закинула ногу на ногу, демонстрируя профессору своё массивное бедро. Повисла долгая тишина. Оба не знали, что сказать. Девушка трясла ногой туфле прямо возле бедра профессора. Она скрестила руки на животе, ещё больше приподняв при этом массивную грудь, и надулась.

Виктор смотрел на её ногу, словно загипнотизированный. И вдруг девушка резко передвинулась на край стула и слегка раздвинула ноги. Платье при этом задралось. Глаза Виктора за стеклами очков комично расширились. На бесстыжей девке не было трусов!

Профессор отчётливо видел её широкие половые губы, вертикально рассекающие промежность. Девушка положила руки на ляжки, постукивая ноготками по коже, и разглядывала кабинет, словно ничего сейчас особенного не происходит.

Пораженный профессор не сразу пришёл в себя. Лишь спустя несколько секунд, которые казались вечностью, он встряхнулся.

— Что ты делаешь?

— А на что это похоже? – ответила девка, не поворачивая головы.

— Это тебе не поможет, — неуверенно проговорил Виктор.

Одна чёрная туфля упала на пол, и крепкая гладкая нога девушки опустилась на пах профессора. Она нежно двигала широкой, но в то же время, изящной стопой, в том самом месте. «Большая нога» — первое что пронеслось у профессора, когда он опустил глаза вниз. «Размера сорок второго, не меньше».

Девушка приблизилась ближе, закинув обе ноги на профессора и орудуя стопами между его ног. Член предательски начал вставать. Молодой профессор терял голову, но не от прикосновения, а от вида пары гладких мускулистых ног. Только протяни руку…

И он протянул. Не смог сдержаться. Такие массивные колонны, мышцы выпирают из-под кожи, а бёдра просто бычьи! Гладить эти ноги было невероятным наслаждением для молодого профессора, полгода, не спавшего с женщиной. Эти сочные гладкие ляжки, такие широкие и упругие. Он гладил, и гладил, стопы, голени, ляжки, бёдра, теряю голову.

Но некий голос в голове вовремя затрубил тревогу, когда пальцы профессора поползли в расщелину девушки. Он резко встал и ударился головой о полку над столом.

— Нет! Нет! Так нельзя! Убирайся, Романюк! Что ты делаешь со мной! Вон!

Пораженная девушка вскочила на ноги, схватив туфли. Она набычилась и кидала на профессора взгляды-молнии. Только секунду назад она нежно мурлыкала, когда он поглаживал её ноги, а сейчас насупилась.

— Поздно, профессор! Вы…

— Что? Что я? Ты сама забросила на меня ноги и показала…

И тут в него полетела туфля. Ошарашенный профессор застыл на полуслове.

— Придурок!

Виктор совсем потерялся. В руке он держал черную туфлю сорок второго размера, которая упала ему в руки, отлетев от груди.

— Чтоб ты знал! Я никому не даю здесь! И так никогда не делала! Отдай туфлю!

Она вырвала туфлю из его рук и босиком потопала к двери. Открыв дверь, она повернулась напоследок и бросила:

— Идиот!

И Анастасия Романюк вышла, хлопнув дверью.

— Ненормальная…

Профессор так и стоял на месте, глядя на свои руки. Они ещё помнили тепло этих необыкновенных сильных женских ног. Он опустился на стул и думал. Мысли вихрем носились в его голове. «Зачем он это сделал? Почему обрубил всё? Ну разумеется так нельзя! Она же студентка, а он преподаватель! Слухи! Слухи нам не нужны! Это Гена может делать всё, что вздумается, он тут царь и Бог, а новому профессору лучше держать себя в руках! Ишь какая сука, ещё и обиделась! Сумасшествие какое-то!»


Прошло два дня. Она больше не появлялась. Виктор ловил себя на том, что постоянно высматривает в толпе высокую широкоплечую брюнетку, её трудно было не заметить. Он уже хотел обратиться к декану, но решил, что не стоит втягивать его в эту ситуацию.

И вот, как гром средь бела дня, когда он уже лежал в кровати с книгой, раздался сигнал телефона. На мессенджер пришло сообщение. Виктор открыл приложение и прочел сообщение.

«Вы злитесь?»

Виктор открыл фотографию профиля. Да это была она, Анастасия Романюк собственной персоной. Он ответил:

«Откуда у тебя мой номер?»

«Не скажу».

«Что тебе нужно?»

«Зачёт».

«Учи».

«Не получается. Глупый предмет»

«Тогда не будет зачёта».

Повисла пауза. Девушка долго не отвечала и вдруг пришла фотография. Виктор открыл и обомлел. Девушка лежала в кровати с голой грудью. Фотография была сделал сверху. Молодой профессор долго смотрел на большую упругую грудь размера четвёртого-пятого, с крупными сосками. Ему стало стыдно, что он вот так разглядывает фото. Он тут же удалил фотографию.

«Я удалил! Не присылай мне больше такого! Это не нормально, Анастасия!»

Тишина. А потом новая фотка. Вагина крупным планом, два пальца раздвигают половые губы, внутри всё блестит от влаги. Следом за фото три злобно смеющихся смайлика. Разозлённый профессор выключает телефон и отбрасывает его на тумбочку.


Из-за того, что отключил телефон, Виктор проспал первую пару. Разгневанный профессор первым делом устремился в кабинет к другу декану и всё ему рассказал и показал. Грузный декан улыбался и долго разглядывал фото, пока Виктор не отобрал телефон.

— Это не нормально! Что мне с ней делать?

Декан пожал плечами:

— Завали кобылку и поставь ей этот грёбаный зачёт. Видишь, как она хочет. Она же тебе даст.

— Ты с ума сошёл?

— А почему нет? Я это девку давно хочу отодрать, да вот повода нет. А у тебя появилась отличная возможность, даже завидую, брат.

Виктор замахал головой:

— Я не…

— Да брось, старик! Сколько у тебя бабы не было?

— Не важно.

— После Наташки, ты же не с кем не встречался. А Романюк сама идёт тебе в объятья. Грех отказываться!

Виктор молча сидел, глядя себе на руки. Декан говорил дальше:

— Да не бойся ты! Что стало с тем парнем, который трахал всё, что движется? Сколько девок у тебя было раньше! А что сейчас? Бежишь от такой кобылы! Да ты из ума выжил!

— Она студентка, а я…

— Брось эту хрень. Я ебу почти всю команду! И тренер тоже! Эти девки не такие уж и невинные! Они заслуживают хорошей ебли! Сучки знают, что им всё можно, все зачёты и экзамены проставят автоматом, только знай, что кидай мяч и соси член кому надо.

— Это безумие.

— Добро пожаловать в мой храм.

Виктор пожал плечами, пытаясь осознать всё это сумасшествие, но никак не мог. Он просто встал и пошёл к двери. Декан крикнул в след товарищу:

— Не упусти шанс, дружище! Девка то горяча!


Да, он был определённо прав. Эта Романюк была чертовски горяча. Наглая, самоуверенная! Мужчина внутри него требовал её плоти, но преподаватель корил его за эти мысли. Тяжелая борьба.

Когда рабочий день закончился, и вся кафедра разошлась, Виктор достал из стола, подаренную деканом, бутылку коньяка и налил себе. Горячая жидкость прошла в его тело и мозг. Он долго сидел и думал, не решаясь включить телефон. Алкоголь придавал решимости и злости. И вот профессор наконец включил мобильный и сразу прилетели несколько непрочитанных сообщений в «WatsApp». Последнее было прислано пол часа назад:

«Я буду в тренажёрке сегодня вечером. Одна.»

Виктор посмотрел на часы. Не долго он думал, благодаря пьянящим парам коньяка.

«Иду!»

Бросив телефон в карман, он покинул кабинет и решительно двинулся по направлению к тренажёрному залу, который был в другом корпусе. Даже лёгкий моросящий дождик, когда он вышел на улицу, не охладил его пыл.

Он буквально ворвался в зал, широко раскрыв дверь. Но внутри было темно, лишь лунный свет пробивался сквозь высокие окна и освещал громоздкие тренажёры.

«Надула!» — разозлился профессор.

Но вдруг его внимание привлекло движение у дальней стены. Высокая широкоплечая фигура вышла из-за тренажёра в чём мать родила. Профессор застыл на месте. Лунный свет озарял её массивное тело. А капельки пота поблёскивали на коже. Крупная женская фигура стояла у стены, полностью нагая. Её грудь тяжело вздымалась. Кобылица в свете луны.

Профессор двинулся к ней, на ходу срывая рубашку. Она ждала, как борец готовый к схватке, чуть подавшись вперёд. Виктор врезался в девушку, как в стенку и резко развернул её, прижав грудью к стене. Она не сопротивлялась. Его ладони заскользили по влажному потному телу. Не сдерживая свой пыл, профессор несколько раз шлёпнул девушку по крепким ягодицам. Провёл руками по коже, обхватывая массивные бёдра и чувствуя кислый запах пота. Это ещё сильнее возбуждало его. Он схватил её за пышную гриву и прижал лицом к стене.

— Сука!

Два звонких шлепка по заднице, а затем сжатие крепких ягодиц. Профессор нагнулся, водя руками по рельефным ногам, от бёдер до стоп, наслаждаясь своей властью над этим диким грациозным созданием, с такой безумной силой в ногах. Один взмах этой ноги, мог сломать его пополам. Но она стояла смирно и покорно, как лошадь, которую наконец объездили.

Профессор поднимался всё выше и раздвинул пышные ягодицы. Лунный свет озарил гладко выбритую промежность и анус. Два профессорских пальца сзади вошли в липкое влагалище девушки, и она застонала. Он стал трахать её щель, выбивая брызги влаги и стоны девушки. По её ляжкам стекали соки, образовывая лужу на полу. Профессор яростно раздирал пальцами её широкую пизду. Девка стонала и брызгала, мощные ноги дрогнули.

Вынув пальцы, он пошлёпал сучку по мокрой промежности. Схватив за волосы, профессор развернул брюнетку лицом к себе и впился в её губы. Она ответила страстным поцелуем. Рот у неё был большой и гостеприимный. Профессор сжал две мягкие большие сиськи. Руки девки опустились на его брюки и боролись с ремнём. Наконец штаны и трусы сползли вниз, и брюнетка опустилась на корточки. Она разом заглотила все 18 сантиметров профессорского член, и при этом елозила языком по мошонке.

Виктор держал её голову плотно прижатой к своему паху. Девушка начала давиться членом, и слюна брызнула из уголков её губ. Виктор отпустил её. Девка сплюнула себе на сиськи и зажала ими профессорский член. Виктор застонал от наслаждения, когда она стала трахать сиськами его член.

Романюк смотрела на профессора снизу-вверх, лисьим лукавым взглядом. «Дьяволица».

Профессор шлёпнул её по лицу. Она оскалилась. Он шлёпнул ещё раз и медленно ввёл два пальца в её влажный рот, на свой страх и риск, как дрессировщик сует голову в пасть крокодила. Девушка слегка прикусила пальцы, но затем стала сосать их, а сиськами продолжала елозить по члену.

Виктор резко схватил её руки и прижал их к стене над головой девки.

— Открой рот!

Брюнетка послушно открыла рот, и туда устремился член профессора. Руки девушки были наверху, прижатые к стене, а член профессора без помех трахал её клокочущее горло. Девушка срыгивала слюну себе на сиськи, которые блестели при свете луны.

— Ах, сука! – стонал Виктор. – Шлюха!

Его член по самый корень погрузился в глотку девушки, её голова стукнулась об стену. Она продержалась пол минуты прежде чем закашлялась и срыгнула сплюну на сиськи. Виктор чуть отошёл, глядя на мокрую грудь девушки. Ручьи слюны стекали вниз по животу и повисали на половых губах. Девка была гладко выбрита там. К этому Виктор не был привычен.

И вот она встаёт и толкает мужчину на спортивную лавку. Виктор падает на спину, штаны и ботинки срывают с его ног, и они летят восвояси. Крупная самка встаёт на колени и опускается на руки. Она подползает к его ногам и впивается губами в одну ляжку. Она ведёт языком по внутренней стороне бедра и касается носом мошонки. Виктор поднимает голову и смотрит на неё. Она нюхает его пах, а затем начинает лизать языком волосатые яйца. Виктор раскидывается на лавке и блаженно лежит, наслаждаясь оральными услугами спортсменки. А сучка творит настоящие чудеса. Её язык и губы порхают по мошонке, посасывая яйца, а затем она заглатывает член и начинает сосать, и всё это без рук.

Это длится несколько долгих блаженных минут, а затем девка заскакивает на стоящий член профессора. Виктор чувствует, как член проникает в мягкую влажную плоть. Девушка упирается ладонями в грудь профессора и начинает неистово скакать на нём. Хлопки тело об тело звонко разносятся по пустому залу. Её мощные бёдра напряжены до предела, Виктор водит ладонью по рельефным мышцам и шлёпает девушку. Его руки сжимают её крепкий зад. Внутри она такая мокрая и податливая.

Но внезапно девка соскакивает с члена и опускается коленями на пол, отклянчивая зад. Она шлёпает ладонью по своей попе, приглашая мужчину. Возбуждённый профессор, раздув ноздри заскакивает на девушку и пытается ввести в неё член, но она мешает ему рукой и говорит:

— Нет. Не туда. В жопу!

— Что?

— Трахни меня в зад!

— Без смазки…

— Давай!

«К чёрту!»

— Получай, сучка!

Профессор сплёвывает на член и вводит его в анус девки. Та, стискивает зубы. Член на удивление легко проникает в её задницу. Профессор упирается руками в её широкую спину и быстро начинает двигать тазом, буравя очко девки. Не щадя, не думая, он резво протягивает баскетболистку в анус, а та стонет пуще прежнего.

— Да, сука! Ты этого хотела?!

— Да! Еби меня! Еби мою жопу! Ааааах!

— Получай, кобыла!

Член резкими толчками растягивает очко девушки. Её задница начинает фыркать и хлюпать. Этот грязный звук кружит голову профессора, и он лишь ускоряет движения, впиваясь руками в густые чёрные волосы. Он стегает её другой рукой по ляжкам, словно скача на этой кобыле.

Оргазм близится, и профессор резко выходит из её ануса, чтобы предотвратить это. Двумя руками он разводит её ягодицы, открывая красную растянутую дырку.

— О да!

Он сплёвывает прямо в этот грязный туннель и снова вводит член. Вновь хватает за волосы и хлещет по ляжкам.

— Получай в жопу, сука!

Девка кричит, как раненая корова, она тащится от боли и наслаждения. Пытается отползли, но профессор крепко оседлал её круп. Однако мощные девичьи ноги доползают до стены. Она встаёт, а профессор продолжает трахать её на ходу, прижимая крупное тело к стене. Член с размаху влетает в растянутый анус, бёдра профессора бьются об пышные крепкие ягодицы спортсменки. Он сжимает её колышущиеся потные сиськи и кончает прямо внутрь, вгрызаясь зубами в мускулистую шею. Сперма толчками брызгает глубоко в анус девки.

Виктор разрядился полностью. Он опадает на пол и смотрит, как белая густая сперма с коричневым оттенком вытекает из растраханного ануса крупной девки. Её ноги дрожат, руки опираются на стену. Девка тужится, её попа трещит, выбрасывая сперму на пол. И наконец она опускается на колени, жопой к профессору.

Виктор наслаждается видом красного натруженного очка. Анус блестит от спермы. Мощные бёдра тоже блестят, но от соков, вытекающих из влагалища девушки. Она так и стоит раком, а он лежит, приподнявшись на локтях.

Проходит целая вечность прежде чем девушка поднимается и, ничего не говоря, отправляется в душ. Через пять минут Виктор встаёт и идёт следом.

В душе он прижимает её влажное тело к кафельной стене и берёт её ещё раз, теперь уже в пизду.

После, они молча сидят на лавке, она в полотенце, а он натягивает ботинки.

— Я сдала зачёт? – как бы между прочим спрашивает девка, насмешливым тоном.

— Нет, — бросает профессор.

— Что?

Брюнетка вскакивает с места, полотенце падает на пол. Её грудь, как кузнецкие меха, ходит туда-сюда.

— Что значит нет?!

— Я возьму тебя ещё несколько раз и тогда посмотрим.

После этих слов, профессор удаляется по-английски. Крупная обнаженная девка бросает ему в след:

— Козёл!

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *